ФЭНДОМ


Вентру Анушин-Раван, известная своими добродетелями и уважением к Элизиуму, пользуется признанием и поддержкой со стороны сородичей Камарильи. Особое уважение к ней, помимо собратьев-Вентру, питают Тореадоры. В конце 1950-х годов Анушин-Раван объединила ресурсы нескольких партнеров из клана Вентру, чтобы приобрести расположенный у побережья Греции остров Ярос.

Превратив остров в личное владение и убежище, Анушин-Раван объявила, что вся его территория является Элизиумом. Хотя она неодобрительно относится к сородичам, которые считают ее убежище чем-то вроде приюта, некоторое время назад она открыла доступ на остров всем сородичам Камарильи. Сама Анушин-Раван предпочитает общество приглашенных гостей, с которыми и проводит ночи за пением и пирушками. Официально остров считается необитаемым, на самом же деле на нем проживает небольшая колония рыбаков. Из числа этих людей Анушин-Раван выбирает себе слуг, рабов для утех и постоянные «сосуды».

На протяжении трех веков до приобретения острова Анушин-Раван посещала Ярос и делилась кровью с пиратами, нашедшими там убежище. Позже она дала этим пиратам наложниц, потомство которых начало заселять регион. Мало кто из Вентру (не говоря уже о других сородичах) знает, что к тому времени, когда Анушин-Раван купила остров, она так долго питала его тайных обитателей своим витэ, что потомки пиратов и их наложниц превратились в семью потомственных гулей. Ученые Сородичей до сих пор спорят о возможности подобного явления, но Анушин-Раван не сомневается в его реальности, так как на Яросе обитает несколько задержавшихся в нашем мире фей, чье магическое присутствие постепенно превратило островитян из обычных гулей в наследственных.

Знакомые Анушин-Раван полагают, что в своих действиях она руководствуется бескорыстными мотивами. Она заработала себе состояние на международных капиталовложениях, при этом в пределах ее островных владений ни разу не были нарушены традиции Элизиума, а сама Анушин-Раван никогда не просила гостей об ответной услуге. Впрочем, она попросила несколько неприятных групп сородичей покинуть остров, и впоследствии выяснилось, что одна из них принадлежала к Шабашу. Но есть и те, кто, даже ничего не зная об островных гулях, сомневается в ее щедрости. Что же она получает, помимо статуса и известности?

Не изменяя своей обычной дипломатичности – ее выход в свет был отмечен грандиозным празднеством, которое посетила почти сотня выдающихся сородичей того времени, - Анушин-Раван просто называет таких хулителей пессимистами. Она приложила немало усилий, чтобы создать уютное убежище, где могли бы отдохнуть уставшие от безобразий Джихада сородичи. Зачем же пытаться опорочить ее задумку?

ИсточникПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.