ФЭНДОМ


Апокалиптическая форма, обличие или образ - боевая форма демона, отражающая частично или полностью его истинную форму, как и данную ему цель при сотворении. Демоны, заточённые в человеческом теле или реликварии могут принять апокалиптическую форму при наличии одной точки веры, хотя процесс обращения сложнее в присутствии неверующих людей.

Описание Править

Встреча с демоном в апокалиптической форме – вот одно из самых страшных, хотя порою и вдохновляющих испытаний в жизни человека. Облик демона может воплощать в себе ужас побоища, надежду, отчаяние и любое другое понятие и явление, в зависимости от того, какая задача изначально возлагалась на ангела. Конкретная форма проявления демона зависит от его первичного Знания. У каждого обличия свои особенности и умения, поэтому приведенная система лишь слегка приоткрывает все то многообразие возможностей, которыми обладают бывшие служители Мироздания.

Часто демон более уверенно чувствует себя в своем истинном обличии, чем в похищенном на время человеческом теле. В конце концов, тело для него – лишь временная оболочка, к тому же позаимствованная (или, точнее, украденная) у другого существа. А истинный облик позволяет ощутить хотя бы отзвук той свободы, которой некогда наслаждались все ангелы, и намного лучше телесной скорлупки отражает настоящую природу демона. Для падших апокалиптический облик – это не просто оружие или форма для боя, это выражение их устремлений, надежд и давно забытых задач, возложенных на служителей Мироздания.

Внешний вид Править

При создании персонажа внимательно ознакомьтесь с описанием апокалиптической формы, соответствующей его первичному знанию. Также ознакомьтесь с советами, которые позволят вам более полно встроить образ в концепцию персонажа. Даже если вы решили полностью изменить список способностей апокалиптической формы своего демона, образ все равно имеет значение. Даже если один ангел с образом дагона заставляет распускаться цветы и ободряет всех, кто на него смотрит (способности Аура жизни и Подтверждение), а второй бесшумно скользит в ночи на крыльях, тайком наблюдая за избранными рабами (Крылья и Без следов), они оба - ангелы с Образом пробуждения, а значит, излучают сияние жизни, как бы ни понимали игроки это выражение. Решите, как именно персонаж воплощает свое первичное знание и почему вообще выбрал его. Связано ли это с его обязанностями в Небесном Воинстве? Или он сосредоточился на определенном знании потому, что за долгие годы былые навыки и умения выветрились у него из памяти?

Измученный образ Править

Ваша апокалиптическая форма при Проявлении меняется в зависимости от значения Муки. Если это значение меньше или равно половине вашей Силы воли, ваша апокалиптическая форма полна величия и внушает благоговение. Если значение Муки больше, чем половина вашей Силы воли, смертные могут считать вас как прекрасным, так и ужасающим, в зависимости от их точки зрения. Если значение Муки выше значения Силы воли, вы выглядите как создания из ночных кошмаров и можете внушить лишь ужас.

ПроявленияПравить

Проявление – это показ демоном своей древней сущности окружающему миру, когда падший отбрасывает человеческую личину и является всем, кто его видит, в своем истинном облике. Не важно, явит ли падший отблеск былого величия или же наложенные пороком уродства, большинство смертных все равно будут захвачены врасплох. Кто-то будет стоять, разинув рот, кто-то упадёт на землю, сожмется в позу зародыша и начнет бормотать всякую чушь.

Смертный свидетель может быть поражён апокалиптической формой падшего. В зависимости от значения Муки демона, смертный может либо в ужасе сбежать, или же упасть на колени в мольбах божественному посланнику. Большинство людей склонны сразу забывать о такой встречи, если их значение Веры низкое.

Когда человек видит демона в его истинной форме, он должен выполнить бросок на Силы воли (сложность 7 и выше) в удачном случае он сохранит свой рассудок и сможет общаться с демоном или сопротивляться ему, в противном случае разум человека оказывается помутнён видением демона.

В самом простом случае смертный просто войдёт в состояние оцепенения, или начнёт бредить. Если падший похож на божественного ангела, то человека охватывают чувства благоговения и трепета к демону, он падает ниц перед "ангелом", вознося молитвы и готов безприкасловно выполнять его любые просьбы, если это уродливый демон с высокой мукой, то он вызывает у человека чувство слепой паники, на подобие ротшрека, заставляя того убегать или, за не возможностью сбежать, - биться в истерике.

Смертный, единожды поддавшийся эффектам проявления быстро забывает об увиденным им демоническом образе, пытаясь найти логическое оправдание увиденному. Если человек религиозный, то он меньше подвержен эффектам проявления, "пробуждённые" охотники на демонов и вовсе не чувствуют на себе эффекты проявления.

Для многих демонов проявление - это отличный способ сбивать с толку противников, подавлять волю смертных и лёгкий способ выпытать их пойти на договор.

ИспользованиеПравить

Все демоны отличаются друг от друга, но все же их объединяет мировоззрение и зона ответственности их Домов. От этой общности в некоторой степени зависит подход к Проявлению и использованию апокалиптической формы со всеми ее уникальными умениями. В конце концов, Творец при создании наделил падших определенными обязанностями и привычками, которые стали частью их сути. Во время Войны природа каждого падшего претерпела изменения, но все же демоны каждого Дома сохранили свои особенности поведения. Ниже приведены примеры того, как разные демоны относятся к использованию апокалиптической формы, в каких ситуациях принимают истинный облик и как применяют соответствующие умения.

ОсквернителиПравить

Осквернители воспринимают апокалиптическую форму как нарядную одежду. Подобно распускающему хвост павлину, они используют свой истинный облик для того, чтобы соблазнять или вдохновлять ничего не подозревающих людей. В конце концов, сейчас они существуют в рамках западной культуры, где от внешнего вида зависит восприятие человека. Внешность – это альфа и омега, и апокалиптическая форма стала для Ламмасу самым ярким выражением их внешности. Приняв облик демонов, они могут получить практически все, чего только пожелает их душа или сердце.

Апокалиптическая форма Осквернителей помогает им оставаться музами современности. Благодаря ей они могут вдохновлять на творчество, вызывать ужас, похоть, самоуничижение, любовь к себе и любое другое чувство из богатейшего набора эмоциональных состояний. Явив свою неземную красоту, Осквернители, с их мелодичными голосами и совершенными чертами лица, вытягивают Веру из людей. С другой стороны, черные выпуклые глаза и острые зубы позволяют им внушить людям ранее неведомый ужас и сделать несчастных смертных рабами неизбывного страха.

Осквернители, как и Дьяволы, не испытывают особых затруднений при заключении сделок с потенциальными слугами. Апокалиптическая форма служит им своего рода наживкой – люди жаждут самых разнообразных удовольствий, и истинный облик Ламмасу лишь подчеркивает показное великолепие даров, которые могут предложить эти демоны. Они редко принимают полную апокалиптическую форму, довольствуясь лишь частью умений, нужных для достижения конкретной цели. Музыкальный голос, Повышенная эмпатия и Обостренные чувства дают Ламмасу преимущество во время общения с людьми. Осквернители используют эти умения с большой точностью и аккуратностью. А вот когда Осквернитель не получает желаемого, умения высокой Муки видятся ему весьма соблазнительным вариантом. Человек не поддался на уловки Ламмасу? Тогда он увидит темную сущность Осквернителя, со всеми ее клыками, когтями, бранью и невыносимым ужасом.

ДьяволыПравить

Дьяволы некогда были вершителями Божьей Воли, и их величественные, сияющие образы должны были выражать идею власти и божественного управления. Они переносили Слово, став живым воплощением божьего всемогущества. В современном Мире Тьмы все изменилось, и теперь Дьяволы уже не обладают дарованными Небом полномочиями – но отсюда вовсе не следует, что они стали вести себя по-другому.

Когда Дьявол принимает апокалиптическую форму, он не просто демонстрирует свою древнюю сущность, но и заявляет о своей независимости, влиятельности и власти. Сама его осанка выражает все эти понятия. Дьяволы не принимают истинный облик без веской причины. Их апокалиптическая форма – это императорская мантия, величественные регалии дарованной свыше власти. Большинство Дьяволов считает унизительным растрачивать могущество своего облика на всякую ерунду, поэтому они не станут принимать апокалиптическую форму для того, чтобы пройти мимо охраны в дорогой клуб или сжать веру у смертного, недостойного внимания высших существ. Когда Дьявол все же решает продемонстрировать свои возможности и переходит в форму проявления, он подобен королю или епископу в церемониальном облачении – в мантии, с короной и скипетром. Апокалиптическая форма, как и светские и церковные регалии, должна быть выражением величия и высшей власти, поэтому не стоит прибегать к ней по пустякам.

Дьяволы часто превращают апокалиптическую форму в послушное орудие своей воли, подкрепляя приказы, воззвания и угрозы ослепительным инфернальным величием. Намару, не желающие забывать о первых днях Творения и о полях сражений, озаряемых их мятежным светом, считают свою Апокалиптическую форму физическим выражением права возглавлять остальных демонов. По этой причине многие из них крайне неохотно прибегают к умениям высокой Муки, чтобы не показать, насколько на самом деле запятнаны их некогда благородные души. Во время сражений Дьяволы без колебаний принимают истинный облик, как делали это во время войны, и тогда их обжигающий свет подавляет слабовольных противников, позволяя закончить битву без единого удара.

ПожирателиПравить

Пожиратели редко бывают двуличными. Они откровенны и зачастую до грубости прямолинейны, предпочитая сразу переходить к сути дела и не тратить время на вежливые формальности. Отсюда не следует, что они не понимают склонности к манипулированию и эмоциональности, просто эти области не входят в сферу их специализации. Некогда они создали связку "хищник-жертва" и твердо решили, что не хотят оказаться на той стороне уравнения, где находятся жертвы. Их апокалиптическая форма воплощает свойственную им и воинственность. Для многих Рабису истинный облик – еще одно оружие. Иногда его достаточно лишь продемонстрировать, как спрятанный в ножны меч. В других случаях его надо извлечь и обрушить на врага.

Для Рабису апокалиптическая форма – это не костюм, помогающий влиять на человеческий разум, и не униформа, с помощью которой можно получить информацию или уладить разногласия, но броня, защищающая их от жестокости и сумятицы современного мира. Это в буквальном смысле слова "боевое обличие", физическое воплощение их власти над природой и умения сражаться. Истинный облик помогает им действовать, а не выжидать и не распускать хвост, как глухарь на току. Если перед Пожирателем возникает препятствие, демон его уничтожает. Образ становится для него топором. Молотом. Щитом. Нагрудной пластиной. Демонское обличие защищает Пожирателей и одновременно позволяет быстро перейти к самому главному. У Рабису нет времени на махинации и традиционный обмен любезностями.

Когда дело доходит до истинного облика, Рабису часто действуют по принципу "все или ничего", так что когда ситуация требует демонстрации их инфернальной сути, они не видят смысла останавливаться на полпути. Многие Рабису используют свою апокалиптической формой как чисто физическое тело, вставая на пути других падших или сражаясь со смертными, чтобы показать свою доблесть. Не пренебрегают они и тактикой запугивания – для этого нужно увеличиться в размерах, продемонстрировать когти и окунуться в Веру собравшейся вокруг толпы. К сожалению, из-за такого не слишком благородного использования способностей демону все более естественным кажется обращение к умениям высокой Муки. Если когти и зубы – это нормально, почему бы не отрастить Бездонное чрево или хрящевую Броню? Чем ужасней выглядит Пожиратель в своем истинном обличии, тем с большей уверенностью можно сказать, что его Мука становится все сильнее.

ИзвергиПравить

Как и Кнуты, Изверги не так часто прибегают к апокалиптической форме, как представители некоторых других Домов, и на то у них есть свои причины. Для Неберу знание – это сила, и если Апокалиптическая форма используется не для получения знаний, она становится лишь побочным эффектом применения других сил. Редко бывает так, что проблему нельзя разрешить без перехода в истинный облик, разве что в тех случаях, когда Проявление открывает путь новым знаниям.

Некоторые Изверги принимают истинное обличие во время решения очередной головоломки – просто потому, что такая форма кажется им подходящей для разгадывания тайн космоса.

Апокалиптическая форма Извергов идеально подходит для жатвы Веры – одно только Видение Света позволяет создать волшебные иллюзии, которые к тому же можно изменить в соответствии со вкусами и ожиданиями конкретного смертного. Добавьте сюда знание всех извилистых тропок судьбы, и вы получить превосходный инструмент для сбора Веры. Более того, истинное обличие помогает этим демонам получать новую информацию и новые знания. В апокалиптической форме их умственные способности и восприятие обостряются, позволяя лучше настроиться на поток информации. Изверги дольше остальных демонов сопротивляются искушению воспользоваться умениями высокой Муки. Эти способности не помогают в обретении знаний – впрочем, только до тех пор, пока демоны не смирятся с тем, что путь к новым сведениям выложен ложью, страхом и насилием.

ПреступникиПравить

У Преступников прагматизм в крови. Глубоко в душе они таят крупицу практичности, без которой эти ангелы едва ли смогли бы выполнить свои обязанности и сотворить почву, камень, металлы, строительные инструменты, оружие, разнообразные конструкции. Такая ответственность вырабатывает инстинктивную восприимчивость, что нередко отражается в выбираемых Аннунаками апокалиптических формах. Эти искусники нередко считают свой истинный облик чем-то вроде рабочей униформы – он нужен для работы, вот и все. Если нужно что-то сделать, а апокалиптическая форма может в этом помочь, так тому и быть. Если форма проявления позволяет нужным образом изменить ландшафт или создать из чудесных новых материалов, кое-как скомпонованных смертными, новое смертоносное оружие, да будет так. Для этих Преступников их облик – не столько нарядная одежда, сколько удобная форма (как защитный комбинезон или пуленепробиваемый жилет), обеспечивающая необходимую помощь в работе.

Такая практичность и непритязательность свойственна не всем Преступникам – многие Аннунаки выбрали себе людей, чьи души эмоционально истощены или повреждены. Эти демоны пользуются своим истинным обличием для того, чтобы запугивать или убирать со своего пути тех, кто вечно путается под ногами (особенно – у их человека-носителя). Такой холодный человеческий ум помогает превратить Апокалиптическую форму в превосходный инструмент, вот только предназначен он не для взлома замков или отрубания конечностей, а для выражения гнева и одиночества, от которых прежде страдал носитель.

Преступник может принять истинный облик для того, чтобы восстановить разрушенный дом (или превратить неугодное строение в развалины), пользуясь Верой обитавших там людей. Так как форму проявления эти демоны считают скорее инструментом, чем одеждой, они зачастую демонстрируют только необходимые в данный момент умения и редко принимают полный апокалиптический облик. Но Преступники не всегда могут понять образ мыслей тех людей, у которых берут Веру: они слишком погружены в мир почвы, камня и металла и не цепляются за свою человечность. Поэтому они медленно, но верно переходят к использованию умений высокой Муки. Может случиться так, что неспособность людей оценить всю красоту неживой природы выведет Аннунака из себя, и тогда он внезапно обратится к способностям высокой Муки, чтобы разбить вдребезги этот мир, который до этого пытался собрать из кусочков.

КнутыПравить

Можно сказать, что из всех падших Кнуты реже всего используют свой истинный облик. В конце концов, в свое время именно они были ближе всего к человечеству, и теперь эти демоны затаились под кожей и воспоминаниями настоящих людей. Любовь к человеку, с которым они слились в одном теле, может на некоторое время удержать их от открытого проявления демонских сил, возможного в Апокалиптической форме. Принятие истинного облика может быть связано с чувством вины – Кнуты считают, что такое воздействие на разум их бывших подопечных граничит с жестокостью. Большинство бежавших из Ада Ашару не слишком-то хотят нарушать привычное течение человеческой жизни.

Отсюда вовсе не следует, что Кнуты никогда не принимают апокалиптическую форму, но причины такого шага зачастую отличаются от мотивов других демонов. Кнуты редко принимают истинный облик для того, чтобы собрать Веру – люди и без того охотно верят в демонов, способных силой мысли вылечить травму или вызвать болезнь. Чаще всего переход в апокалиптическую форму так или иначе связан со смертными – Кнуты или защищают людей, или нападают на враждебных демонов.

Кнуты с низкой Мукой почти всегда используют апокалиптическую форму на благо людям, а не себе самим. Улучшенные физические способности помогают им защищать смертных, превращая демонов в некое подобие телохранителей, которые с готовностью подставляются под удары, чтобы их подопечный избежал травм. Другие умения тоже можно использовать на пользу людям. Так, Кнут может использовать Ауру жизни, чтобы ускорить выздоровление пациентов в больнице, а Кнуту-следователю Обостренные чувства и Повышенная интуиция помогут в раскрытии преступлений (в особенности совершенных другими падшими). Но Кнуты попали в порочный круг: связь с человечеством удерживает их от погружения в Муку, но альтруистическая натура и стремление помочь смертным может подтолкнуть их к использованию умений высокой Муки только ради того, чтобы лучше защитить людей. Из-за этого они быстро проходят весь путь до полного морального разложения, поэтому Кнутам надо отдавать себе отчет в том, насколько далеко они готовы зайти ради окружающих их людей.

УбийцыПравить

Для многих Убийц апокалиптическая форма – скорбное воплощение их долга, который Халаку до сих пор считают нужным исполнять. Поэтому истинный облик они воспринимают не как инструмент, но как символ своего задания. Они прибегают к нему не для того, чтобы запугивать, как поступают некоторые Пожиратели, и не для того, чтобы подкрепить приказ праведностью и святостью, как Дьяволы, но лишь в знак выполнения своих обязанностей.

Но их истинный облик допускает и вполне прагматичное использование: например, они могут невидимками скользить по материальному миру, из тьмы наблюдая за смертными. Перешедшие в апокалиптическую форму Халаку отбрасывают множество теней, не отражаются в зеркалах, невидимы для записывающих устройств и не оставляют за собой никаких следов, свидетельствующих об их существовании.

Очень редко бывает так, что Халаку переходит в апокалиптическую форму ради заключения договора или сбора Веры у смертных. Чтобы остаться невидимым, Убийца может воспользоваться такими умениями, как Плащ теней или Без следа – например, в тех случаях, когда тайком лечит людей или незаметно провожает их к месту обитания. Обращение к способностям высокой Муки у Халаку происходит по-разному. Многим из них эти умения просто не нужны, поэтому демоны не торопятся нырнуть во тьму. Но есть и такие, кто не видит разницы между способностями высокой и низкой Муки и использует и те, и другие, не слишком задумываясь над последствиями. В любом случае, Убийцы редко демонстрируют полный набор возможностей своего образа.

Создание собственного образа Править

Чтобы создать апокалиптическую форму, надо хорошо представлять себе персонажа. Каким ангелом он был? Почему он присоединился к Восстанию? Какую роль он играл в Войне Гнева? У ангела моря, который большую часть времени шпионил за врагами из ручьев и рек, может быть изменчивое, переливающееся всеми цветами радуги обличие, вызывающее замешательство у всех, кто его видит. У ангела дикой природы, который преследовал врагов по совсем недавно образовавшейся саванне, будет худощавое тело с длинными конечностями, неутомимое в беге и обладающее обостренными чувствами. У падших форма зависит от функций.

После того, как вы определились со способностями апокалиптической формы персонажа, обратите внимание на три основных образа, воплощающих три Знания его Дома. Если один из этих образов точно соответствует вашим пожеланиям, работу можно считать законченной. Если же вы представлял своего персонажа по-другому, воспользуйтесь предлагаемой нами системой для создания апокалиптической формы демона с учетом его Дома и первичного Знания.

Система Править

Игрок начинает с 16 "баллами формы", которые можно потратить на создание апокалиптического облика. У каждой способности есть своя стоимость, составляющая от 1 до 4 баллов. В список входят как "общие" умения (которыми может обладать демон любого Дома), так и более специализированные возможности, присущие отдельным Домам. Игрок должен приобрести восемь способностей проявления (четыре обычных и четыре для высокой Муки), тем самым наделив своего персонажа начальными особенностями апокалиптического облика.

Внимание: "баллы формы" нельзя перевести в дополнительные ("свободные") очки. Игрок не может потратить 10 баллов формы на создание апокалиптического облика, а оставшиеся шесть пустить на повышение Атрибутов и Способностей. Аналогичным образом, игрок не может приобрести дополнительные или более дорогие способности образа за счет "свободных" баллов.

Начальная апокалиптическая форма персонажа до определенной степени основана на его первичном Знании, поэтому у нее должна быть минимум одна базовая способность, указанная в описании образа. Эта способность может быть как обычной, так и вызываемой высокой Мукой. К тому же каждый Дом обладает своим набором способностей, которые даются демонам этого дома легче, чем все остальные. Например, Дьяволы отлично умеют вдохновлять (и запугивать), но не слишком хороши в изменении облика, в то время как апокалиптическая форма Пожирателей почти всегда отражает те или иные аспекты живой природы.

В дополнение к "общим" способностям каждый Дом обладает своими собственными умениями. Если игрок желает приобрести способность другого Дома, ему придется заплатить за нее на один балл больше, чем указано в описании. Например, если игрок желает наделить своего Дьявола Аурой жизни (способность Кнутов), ему нужно потратить пять баллов формы, а не четыре, поскольку этой способности нет в списке общих способностей и способностей Дома Дьяволов. Решение о том, может ли персонаж обладать умениями чужого Дома, принимает Рассказчик.

Перечисленные ниже способности могут быть как обычными, как и способностями высокой Муки. Стоимость умений, приобретаемых как способности высокой Муки, на один балл ниже указанной в описании. Те возможности, которые помечены символом "•", могут быть только способностями высокой Муки и приобретаются за указанную в описании цену.

Возможные особенности Править

ОбщиеПравить

Эти способности доступны всем демонам любого Дома. В некоторых случаях их цена несколько выше, чем та, которая указана в описании аналогичных умений отдельных Домов. Так, чтобы улучшить навыки демона в Ремесле, игрок с персонажем-Преступником может приобрести умение Великий мастер, которое обойдется ему дешевле, чем Улучшенная способность. При этом для улучшения Драки персонажа ему все равно придется заплатить за Улучшенную способность указанную в описании цену. Если можно приобрести одну и ту же способность как общую и как способность отдельного Дома, покупается та из них, у которой ниже цена. Этот список не является исключительным. Игроки могут создавать собственные уникальные способности, вместе с Рассказчиком определив их влияние на игру и стоимость в баллах.

ОсквернителиПравить

Хотя Ламмасу и производят впечатление беспечных бабочек-однодневок, все же раньше они были ангелами глубин и вдохновляли мятежников на сражение во имя человечества с превосходящим по численности противником. Они способны на великие прозрения и страсти, и их апокалиптический облик отражает эту особенность, наделяя их целым набором разнообразных сил и способностей. При проявлении Осквернитель может выглядеть как истинный Адонис, поражающий своей красотой и совершенством, – или же как крылатый андрогинный ужас, порожденный морской водой и водорослями.

У Ламмасу с высокой Мукой способности тоже разнятся. Некоторые из них принимают обличие противных морских тварей, другие исподволь пытаются воздействовать на сердца смертных.

ДьяволыПравить

Власть Намару над верой, огнем и Божественным Словом придает их апокалиптическому облику сходство с несущим спасение ангелом – или адским убийцей. В зависимости от первичного знания, Дьявол может выглядеть как облаченный в священное пламя воин или ослепительно прекрасный небожитель. У большинства Дьяволов есть хотя бы одна способность, позволяющая влиять на сердца и умы окружающих.

А вот в облике чудовищ они лишены всякой изысканности. Хотя обычная форма проявления придает Намару облик величественных посланников Господних, все же полностью скрыть их демонскую природу невозможно. Многие Дьяволы отращивают когти, клыки, хвосты и прочие грубые символы терзающей их Муки. Когда Дьявол достигает переломной точки, он сжигает все, до чего может дотянуться.

ПожирателиПравить

В давно прошедшие дни яростные мятежники из Дома Дикой Природы принимали обличия зверей и растений. Их апокалиптические формы, закостеневшие под влиянием Бездны и современного мира, по-прежнему сохранили часть первобытной силы. Рабису не обязательно жестоки, но все они согласны с тем, что в извечном круговороте жизни кто-то должен умирать. Облик проявления у Пожирателей с низкой Мукой зачастую не менее ужасен, чем апокалиптическая форма их озлобленных собратьев. Среди Рабису распространены когти, клыки и прочее природное оружие.

Но когда Пожирателя захлестывает Мука, он забывает о природе. В такие мгновения он полностью соответствует своему прозвищу. Чудовищные Рабису демонстрируют силу и умения, которыми больше никто не обладает. Они – самые жестокие и отвратительные твари на Земле.

ИзвергиПравить

Бесчисленные века, проведенные в хаосе Бездны, оставили свой след на склонных к порядку Неберу. Там, где раньше ангелы судьбы видели красоту механизма Вселенной, теперь они замечают лишь поломки и искажения. Их апокалиптическая форма, не обладающая физическим совершенством Намару, отражает надтреснутую и разболтанную природу Мироздания, даже если не учитывать Муку.

Забавно, но принятие чудовищных сторон своего "я" делает Неберу более узнаваемыми, хотя и более пугающими. У многих из них тела покрываются серебристой пленкой, в которой, как в кривом зеркале парка аттракционов, отражается упадок вселенной. Когда они смотрят на мир сквозь искажающую призму Муки, из их пустых глаз часто текут слезы, подобные каплям ртути.

ПреступникиПравить

Преступники слой за слоем соорудили Землю, чтобы человечество могло исследовать и открывать для себя чудеса Мироздания. Они и предположить не могли, что столь любимые ими люди станут уничтожать и мир и беспечно избавляться от всего, что не приносит немедленной пользы. Для Преступников восстание было отчаянной мольбой о признании, но теперь, вновь обретя свободу, они поняли, как мало их труд значил для людей.

Каждый Аннунак обладает собственной, уникальной формой проявления. Их облик, без сомнения, зависит от выполняемых функций: у Преступника, который раньше направлял потоки лавы, скорее всего, будет каменная кожа, а те демоны, чьей задачей было расцветить разбросанные в глубинах земли драгоценные камни, одним прикосновением могут на некоторое время изменить цвет объекта. Но их облик высокой Муки напоминает всем, что Земля может быть опасной и страшной. Поступь обозленных Аннунаков вызывает землетрясения, а их дыхание наполняет воздух тучами пепла.

КнутыПравить

Во время Войны Гнева Ашару были превосходными шпионами и гонцами, и после возвращения на Землю многие из них вернулись к привычным занятиям. Они снова встали на крыло, обеспечивая связь между различными группировками и обещая тучным людским стадам надежду и защиту – или разнося среди них дурные поветрия.

Большинство представителей Дома Нарастающего Ветра умеют летать или хотя бы парить на вызванных их Знаниями потоках воздуха. Их апокалиптические формы сильно различаются между собой в зависимости от того, следуют ли Ашару давним приказам и приносят дыхание жизни всем обитателям Земли или же вольно скользят под небесным сводом среди ветров. В первом случае Кнуты выглядят почти как люди, если не считать окружающего их неземного сияния, во втором случае они очень быстры и подвижны, часто лишены яркой окраски и неизменно прекрасны. Кнуты с высокой Мукой выглядят так, словно их тела созданы из дыма и нездоровой плоти, и за ними часто тянется шлейф зловония.

УбийцыПравить

В Войне Гнева Халаку сражались вовсе не так яростно, как многие другие ангелы. И по большей части обе стороны были им за это благодарны: Убийцы славились как непревзойденные воины, мрачные и невозмутимые, которые вступали в битву только для того, чтобы выполнить свое предназначение – положить конец жизни. Многие Ангелы Второго Мира держались в стороне от сражений, присматривая за людьми, которые совсем недавно стали смертными. Смерть, как они не уставали повторять, была не концом, но лишь началом нового, более таинственного существования.

Поэтому Халаку пришли в ужас, когда, вырвавшись из Бездны, они вдруг обнаружили, что мир не просто боится смерти, но и имеет на это все основания. Земли мертвых лежали в руинах, и люди чувствовали боль потустороннего мира, хотя и не понимали этого. Каждый человек рождается со знанием, что его время на Земле ограничено. Возможно, именно поэтому ответом на появление Халаку в облике молчаливого, бледного и прекрасного создания часто становится тихая молитва.

Разумеется, Убийцы с высокой Мукой вызывают совсем не такую реакцию. Не важно, как именно выглядит демон, есть у него крылья или нет, какого цвета у него плащ и какой оттенок приняли его глаза – смотрящий на озлобленного Халаку смертный понимает, что смотрит в лицо самой смерти.

Изменение Править

Во время игры возможности апокалиптической формы могут измениться, например, из-за того, что демон поглотил душу другого падшего или же из-за произвольного изменения облика за счет Веры. Облик проявления можно изменить и постепенно, потратив на это опыта.

Список образов от знаний Править

Источники Править

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.