ФЭНДОМ


Для детей Хакима Камарилья лишь источник работы и ничего более. Для Ассамитов лояльность клану прежде всего, и Камарилья не может предложить убийцам ничего кроме целей или нанимателей. Так как у Камарильи строгие запреты касательно диаблери, то существование Ассамитов и Традиции Камарильи имеют мало точек соприкосновения. Ассамиты счастливы работать на вампиров Камарильи, но лишь в качестве независимых наемников. Если кто-то из детей Хакима заявит, что он привержен секте, то остальные решат что либо он безумен, либо неумело блефует.

После Схизмы Править

После Схизмы положение дел коренным образом изменилось, и многие Ассамиты присоединились к Камарилье.

После того, как раскольники впервые громко заявили о себе в начале 2000-х, сообщество Каинитов начало сомневаться в привычном образе Детей Хакима. Мало найдется глупцов, которые назвали бы их «хорошими Ассамитами», но так уж вышло, что к раскольникам присоединились в основном те члены клана, которые готовы были мирно сосуществовать с придерживающимися традиций Каинитами. Многие из них сохранили прижизненные убеждения и ценности, хотя в рядах раскольников имеются и последователи Пути Крови, которые составляют пусть меньшинство, но значительное меньшинство. Как правило, законы чести и правосудия они ставят превыше заповеди об обязательном уничтожении всех остальных вампиров.

Главной причиной, подтолкнувшей главарей раскольников к отсоединению от клана, стало несогласие с тем толкованием Закона правосудия, которое предложил ур-Шульги. Большинство раскольников придерживается умеренных взглядов, когда речь заходит о понимании Закона. Повальное уничтожение всех Каинитов, не входящих в клан Ассамитов, кажется им чем-то сродни геноциду, а осуждение всех вампиров на основании действий выделяющегося меньшинства – или пусть даже большинства – не укладывается в их понятие о справедливости. Раскольники с иронией относятся к создавшейся ситуации: прочие Каиниты приписывают им предубеждение, которое на самом деле вызывает у них лишь презрение.

Немалая часть раскольников так и не определилась с тем, какое понимание Закона справедливости им ближе. С Аламутом они рассорились из-за религии. Взойдя на Черный трон, ур-Шульги одним из первых своих указов запретил любое поклонение кому бы то ни было, кроме Хакима. Мусульманское большинство в клане, возможно, согласилось бы затаиться на несколько лет или даже десятилетий, но ур-Шульги подкрепил свое заявление тем, что уничтожил нескольких уважаемых старейшин, не пожелавших отречься от Аллаха. Леопарды Сиона стали первыми из Детей Хакима, вставшими на защиту веры и бросившими вызов ур-Шульги, но они были далеко не последними. Верующие, принадлежащие ко всем мировым религиям и многим религиозным течениям, последовали за аль-Ашрадом в ссылку, тем самым сделав выбор между кланом и своим богом.

Став временными союзниками (а может быть, и кандидатами на присоединение) Камарильи, все раскольники публично отказались от диаблери. Для воинов это воздержание создало заметные сложности, поскольку уход из клана никак не повлиял на их жажду витэ. Как правило, воины-раскольники существуют под присмотром чародея или визиря, которые следят за тем, удается ли их подопечному сохранить самоконтроль. Большинство князей Камарильи знают о пристрастии воинов из рассказа аль-Ашрада, который обратился к Камарилье с просьбой о гостеприимстве, и по возможности идут на уступки. В основном такие уступки сводятся к тому, что «воины Ассамитов освобождаются от посещения Элизиума в тех случаях, когда для прочих каинитов оное посещение является обязательным». Ни одному вменяемому вампиру не хочется оказаться рядом с каннибалом, и в результате некогда гордые воины заняли незавидное положение, став для остальных двух каст чем-то вроде прислужников и нахлебников. В большинстве своем воины терпеливо сносят наложенные на них ограничения: они знали, на что шли; решение покинуть Аламут во многом было продиктовано верой (пусть даже кто-то назовет ее чувством самосохранения), которая была достаточно сильна для того, чтобы смириться с клеймом «беженца» или второсортного Каинита.

Сейчас раскольники сохраняют достаточно свободную организационную структуру, которая повторяет существовавший до Раскола порядок, но все же не полностью соответствует ему. Аль-Ашрад одновременно выполняет обязанности амра и Старейшего. Тегирий, который до раскола был Визирем, сохранил за собой эту должность. У раскольников нет халифа, поскольку Камарилья может воспринять воссоздание былой организации среди воинов как угрозу. В большинстве городов Камарильи старший визирь или чародей de facto возглавляет всех местных раскольников; как правило, он обязан регулярно докладывать князю о деятельности своих «подчиненных».

ИсточникПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.