ФЭНДОМ


Ashirra

Аширра (произошло от арабского слова для "братства") - секта, в которой объединились исламские вампиры, преданные своей вере в Аллаха. С начала Тёмных Веков Аширра правила Аравией и северной Африкой. Члены Аширры верят, что искупление для каинитов было обещано Мухаммедом - если они последуют за Аллахом. Пускай некоторые вампиры истинно верующие мусульмане (наиболее примечателен из них Бай'т Муташарид), большая часть каинитов состоят в Аширре потому что он им подходит или облегчает действия на Среднем Востоке. Как и Камарилья или Шабаш, Аширра склонна к демонстрациям силы и политическому маневрированию.

В некоторых случаях слово "Аширра" может быть использовано для отсылки к любому вампиру-мусульманину.

История Править

Один из самых важных аспектов веры мусульман состоит в ее стремлении к построению единого сообщества, которое объединит всех индивидуумов, независимо от их расы, пола или социального статуса. Мухаммед говорил в своих проповедях, что рая заслуживает каждый, включая женщин, рабов и даже сверхъестественных существ, и в этом все равны. В отличие от культуры Запада, в которой любые духи считаются приспешниками ада, арабская – и ее продолжение, исламская – духовность признает, что сверхъестественные существа обладают собственной волей и потому не могут автоматически быть проклятыми просто по факту своего существования. Эти создания, называемые джиннами, могут принять ислам точно так же, как смертные, и, ведя благочестивое существование, заслужить спасение в день, когда Аллах устроит вселенский Суд. Следствие этих умозаключений для каинитов очевидно: если джинны могут быть добрыми мусульманами, то и вампиры – тоже.

Исламская секта каинитов, называющих себя "Аширра", или "братьями", сформировалась вокруг Сулеймана ибн Абдуллы около 622 года в Медине. Учение Пророка возымело глубокое воздействие на Сулеймана, который при жизни был глубоко религиозным человеком и в течение долгого времени подавлял глубоко в себе чувство отчаяния, наблюдая, в какое чудовище он превратился. Обращение в ислам Сулейман назвал своими "вторым Объятьями" и добровольно принял на себя роль стража новой религии и ее вестника к каинитам. В первые годы после хиджры ни один вампир не мог войти в Медину, не побеседовав прежде с ее хранителем, а тот призывал всех приходящих в город уверовать в ислам. За шесть лет Аллаху подчинились восемь вампиров, которые стали использовать своих слуг, чтобы помогать религии распространяться по Аравии, а сами молились под светом луны в мечети Пророка. Под руководством Сулеймана каиниты искали мудрость Пророка в каждом компоненте своего ночного существования, и потому к моменту смерти Мухаммеда в 632 году основные принципы верований секты уже устоялись.

В самый свой рассвет секта раскинулась на Средний Восток, Северную Африку и Центральную Азию, враждовала с французскими каинитами во время крестовых походов и Реконкисты, с монгольскими сородичами - во время их вторжения в Персию и Центральную Азию.

Нигде не указано, что же привело к упадку Аширра. Секта пришла в Азию вместе с мусульманскими торговцами, обосновалась на Индийском субконтиненте и Малайском архипелаге, несмотря на противостояние индийских каинитов и катаянов. Они даже смогли утвердить султанов в Мумбаи, Дели и Лахоре. Не позднее XIX века всё ещё боролись за влияние в Египте, Святой Земле и медленно угасающей Оттоманской империи. К нынешнему времени их влияние значительно снизилось и Аширра заключила перемирие с Камарильей, желая сохранить оставшуюся власть.

Секта ещё сильна в Саудовской Аравии, Иране и Афганистане, а также сохраняет кое-какое влияние в Египте.

Верования Править

Верования Аширры зиждутся на двух базовых принципах: 1) спасение возможно для любого создания, которое принимает ислам и уважает его законы, и 2) бессмертие не избавляет вампира от суда Аллаха. Джинны и их способность принять ислам – это явная параллель каинитам и их сущности. Подобно вампирам, джинны – сверхъестественные существа, связанные своими законами и желаниями. Их опасаются, и не без оснований – они известны своей склонностью к обману и совращению. Ходит множество легенд о беспечных людях, принявших дары или услуги от этих духов и через это отправившихся навстречу собственной смерти. Но несмотря на их репутацию, Пророк говорил, что джинны столь же достойны, как и прочие создания, если посвятят себя Аллаху и станут исполнять волю Его. Хотя в Коране нет строк, непосредственно относящихся к вампирам, Аширра указывает на упомянутых в нем джиннов как на логическое обоснование спасения и для каинитов. Члены секты утверждают также, что в ходе изменений, внесенных в текст священной книги при Омейядах, оттуда исчезли как раз строки, более конкретно относящиеся к вампирам.

Для многих вампиров именно их бессмертие является признаком их отпадения от Бога. Мало того, что их не-жизнь противопоставлена заведенному Им порядку рождения, роста, старения и смерти, так она же и не дает вампиру предстать, в конце концов, перед божественным судом. Однако Аширра считают бессмертие заблуждением. Каинит способен избегать смерти и оставаться неизменным на протяжении столетий, но пророчества Мухаммеда предупреждают о неизбежном конце этого мира и о грядущем Судном Дне. В этот день всему сущему придет конец вне зависимости от того, насколько древним или могущественным оно бы ни было, и все создания вместе предстанут перед Аллахом, чтобы Он судил их по их деяниям. Если уж на то пошло, бессмертие для вампиров – тяжкая ноша; смертный проживает отмеренный ему срок и затем может отдохнуть, но каинит должен стараться вести благочестивый образ не-жизни на протяжении тысяч лет, пока Бог, наконец, не возвестит о Конце Дней. Но, как говорил Пророк, Аллах спрашивает с каждого только в меру его возможностей.

Уже выдвинуто немало гипотез относительно того, что произойдет с вампирами после того, как мир рухнет. Сулейман и многие старейшие члены Аширры заявляют, что с исчезновением физических оболочек они каиниты перестанут испытывать и жажду крови, и Аллах дарует всем благочестивым новую жизнь в раю, свободном от проклятия Каина. Большинство членов Аширры с готовностью придерживаются этой мысли, а не так давно небольшая группа братьев секты в Эль-Куфе заявила, что преданные своей вере Аширра получат гораздо больше в награду за те лишения, которые им пришлось вынести, в том числе место в раю лишь на шаг ниже ангелов. Старейшины Каира, Севильи и Иерусалима подвергают эту идею сомнению, но мысль о том, что каиниты выделяются среди прочих правоверных, уже разошлась среди молодняка Аширры, и те используют ее как основание для более плотного контроля над широко раскинувшимися землями империи.

Присоединение Править

Распространение веры в Аллаха – это деятельность, которую Аширра, как и любая другая благочестивая исламская секта, ставит во главу угла. Всякий каинит, встреченный членами секты, получает предложение принять веру, независимо от своего клана или социального статуса. Если за вампиром не числится множества отвратительных прегрешений против правоверных, совершенных им в прошлом, то все, что от него требуется – это произнести формулу провозглашения веры в присутствии двух или более свидетелей, после чего он считается присоединившимся к секте. Если же речь идет о циничном каините, объявившем об обретении веры после многочисленных преступлений против верующих (например, поглощения крови паломников или осквернения святынь), его случай должен быть рассмотрен советом старейшин и ученых мужей. Если такой совет, рассмотрев ситуацию, решит, что утверждения кандидата искренны, его обращение в веру считается состоявшимся, а его прошлые грехи забываются. Если же совет выступает против каинита, тот сначала должен будет искупить свои грехи путем пожертвования земель или имущества на религиозные цели, или с помощью какого-нибудь покаянного деяния, например, восстановления мечети или возвращения реликвии, похищенной неверными. При этом с кандидатом могут отправиться уже проверенные члены Аширры, которые засвидетельствуют его деяния, а заодно улучшат и собственную репутацию в секте. Лишь крохотная доля претендентов имеет за плечами груз таких грехов, которые нельзя загладить добрыми делами.

Если такое случается, то не остается иного выхода, кроме как уничтожить преступника и освободить души правоверных, кого он столь жестоко унизил. Такого преступника отпускают на улицы города с заходом солнца, и на него объявляется кровавая охота. Тот из членов Аширры, кто приведет приговор в исполнение, не только заработает огромный авторитет среди своих собратьев, но и особую милость Аллаха. Истинно верующий, совершив возмездие над таким преступником, может искупить какой-нибудь собственный страшный грех.

На заре создания секты, когда число ее членов было невелико, и все они обитали в Медине, решения по таким спорным вопросам выносились относительно быстро. Однако прошли века, ряды секты умножились, а сами "братья" рассредоточились по землям империи ислама. В большинстве крупных городов есть сообщества Аширры, лидеры которых самостоятельно принимают решения по поводу того, что происходит в их домене. Эти решения могут не совпадать друг с другом, и некоторые преступники, бывало, находили пристанище, принимая ислам в городах с более веротерпимым советом старейшин. В секте нет единоличного лидера, хотя три каинита и их приближенные оспаривают этот титул друг у друга. Первый – это сам Сулейман, глава Аширра-традиционалистов, в настоящее время обитающий в Каире. Второй – его соперник Халид ибн Сахль, предводитель более радикально настроенных членов секты, чья резиденция расположена в Эль-Куфе. Последним является Тарик аль-Хаджи из бэй'т Муташарид, владеющий магией крови и признаваемый верховным имамом Аширры. Его убежище находится в Мекке, поэтому встретить его довольно-таки трудно.

КланыПравить

Ряды Аширры открыты для новообращенных из любых кланов, даже Валид Сет и Баали (хотя те должны отречься от своего идолопоклонничества). В секте много представителей Кабилат аль-Хайял (Ласомбра), что по большей части заслуга ее основателя Сулеймана. Много в ее рядах и членов бэй'т Мушакис (Бруха, буквально "Агрессивный Дом"), вдохновленных идеалами ислама: равенством, состраданием, поиском знания. Также в Аширре процветают Рай'ин аль-Фен (Тореадоры), привлеченные любовью этой религии к архитектуре, поэзии и песнопениям, хотя некоторых из них раздражает строгий запрет на изображение людей и животных (из страха сотворения идолов). Число Муташаридин (Носферату, буквально "Блуждающий Дом") в секте нельзя назвать большим, зато некоторые из них имеют огромное влияние. Тарик основал свою линию потомков и преданных вере собратьев по крови, назвавших себя хаджж и искусных во владении исламской магией крови сихр. Хаджж не так много, однако они обладают сильным чутьем религиозного долга и потому в различных сообществах вампиров часто выполняют роли муэдзинов или улемов.

Члены прочих бэй'т представлены в секте крайне слабо. Ислам приняли, например, несколько Вентру (именующие себя эль Хиджази), не ставшие в свое время в христианами и уцелевшие еще с римской и до-римской эпох. Несколько Вах'Шин (Гангрелы) стали воинами ислама, приняв имя "таифа". То и дело появляются члены Кабилат аль-Моут (Каппадокийцы), хотя они чаще берут на себя роль ученых от религии, чем явных правоверных. Маджанин (Малкавиане, буквально "Безумный Дом") также временами называют себя членами Аширры.

Наконец, есть Бану Хаким (Ассамиты), безусловно, признающие пользу исламской дисциплины, но разрывающиеся между почитанием Аллаха и преданностью Хакиму. Аламут охотно дает позволение на Объятья мусульман. Аширра с самых первых дней тесно взаимодействовала с Бану Хаким. Ходит множество слухов о воинах клана, находивших убежище во владениях Аширры, а также о бойцах секты, сражавшихся бок о бок с воинами бэй'т в ранних завоевательных походах в Персию и Палестину. Пока что большинство мусульман Бану Хаким справляются с проблемой разделенной лояльности, действуя, как мусульмане, но по необходимости подчиняясь приказам из Аламута.

Верность Богу или клануПравить

Во многих регионах, особенно в таких, за которые идут бесконечные сражения – как, например, Иерусалим, – обитают члены Аширры, чьи сиры отвергают веру мусульман, или чей клан в целом стремится к целям, противоположным нуждам верующих. Подобные ситуации ставят многих вампиров Аширры перед нелегким выбором: кому остаться верным до конца?

Учение ислама особо подчеркивает важность семейных уз и в недвусмысленных выражениях говорит о необходимости уважать и почитать родителей, даже если они не разделяют верования потомков. Коран предписывает детям повиноваться родителям во всем – разве что кроме случаев, когда повеление старших заставит их совершить грех или иное недостойное деяние против веры. В этом случае набожный мусульманин предпочтет ослушаться родителей и принять последствия своего решения. Куда как лучше пострадать на этой земле, чем нанести оскорбление Богу и страдать в мире ином.

Аширра переносит эти положения религии на взаимоотношения сира и его дитя. Потомок обязан выказывать уважение к сиру во всем, даже если тот не относится к числу правоверных. Дитя может пойти против веления сира только тогда, когда полученные распоряжения заставят его согрешить против Бога. Члены Аширры хранят знания о множестве случаев, когда набожным каинитам, оказавшимся между молотом и наковальней этих требований, требовалась вся их смекалка – а зачастую и помощь их собратьев по секте – чтобы исполнить пожелание своего сира так, чтобы оно не противоречило вере в их сердце.

 Законы и правила Править

Внутри сообщества Аширры, кроме Пяти столпов, есть и особые обязанности сира перед его потомком. Есть также обязанности перед слугами, новообращенными, а еще законы, установленные Сулейманом и другими старейшинами, касающиеся питания и объятий.

Большая часть этой главы излагает обязанности и правила не-жизни, принятые в Аширре. Но помните, что далеко не все обычаи соблюдаются одинаково всеми членами секты. Принадлежность к ней вовсе не означает обязательство выполнять строгие правила поведения вплоть до того, чтобы в голос объявлять о своей принадлежности к вере мусульман. Степень близости к пяти столпам религии и прочим традициям Аширры весьма сильно зависят от значения, придаваемого им самими вампирами и отдельными султанами и имамами, в чьей власти устанавливать правила на той или иной территории.

Многие каиниты Аширры набожны лишь до некоторых пределов. Они называют себя мусульманами в культурном отношении, читают молитвы и выплачивают закят, но вряд ли готовы отправиться в хадж или молиться днем. Их пост в месяц Рамадан, как правило, заключается в откладывании трапезы на несколько часов, и то как дань традиции. Собственные планы требуют от них оставаться сильными, поэтому голодать было бы просто глупо. И уж точно так же вампиры не задумываются о чистоте крови, которую пьют: Аллах создал их нуждающимися в чужой крови, поэтому запрет на ее поглощение не должен их касаться.

Всем правилам от и до следуют лишь самые набожные и религиозные каиниты.

СалятПравить

Из пяти времен молитвы проблему для каинитов представляют лишь полуденная и послеполуденная молитвы. Тем не менее записаны слова Мухаммеда о том, что если верующий пропустил время молитвы не по своей вине, он может обрести прощение за этот поступок, совершив акт подаяния. По слухам, Сулейман и некоторые другие весьма набожные вампиры заставляли себя просыпаться в нужное время для дневных молитв, усилием воли оставаясь бодрствующими, чтобы совершить необходимый ритуал, прежде чем провалиться обратно в сон. Большинство прочих каинитов Аширры просто пропускают дневные молитвы, оправдываясь тем, что дневной сон – следствие воли Аллаха.

Для смертных полуденная молитва в пятницу требует посещения мечети. Эту молитву возглавляет имам, дополняя ее проповедью, составленной из текстов Корана или Хадиса. На этой молитве должен присутствовать каждый мусульманин, однако члены Аширры перенесли время проповеди на вечер, и читает ее имам-каинит.

СаумПравить

Члены Аширры считают пост одной из своих священных обязанностей, которая демонстрирует их умение управляться с животными потребностями их Зверя. Большинство изменяют традиционное расписание поста так, чтобы придерживаться его ограничений от захода солнца и до рассвета, выпивая кровь слуги непосредственно перед тем, как погрузиться в дремоту на заре. По-настоящему набожные каиниты строго придерживаются предписаний Мухаммеда: в начале священного месяца они очищают свои тела от крови полностью, сознательно впадая в торпор.

Так или иначе, риск впадения в безумие, особенно для молодых вампиров, весьма велик. Те, кто выдерживает пост от заката до восхода, обычно находятся под надзором более старого и опытного члена Аширры из местного сообщества. Старейшины любят участвовать в таком парном времяпрепровождении длиной в месяц, поскольку оно помогает упрочить связи внутри уммы, или сообщества. Кое-кто из старейшин пробовал в последнее время подбирать таких "напарников" из числа сторонников традиционалистского и радикального движений секты, чтобы попытаться сгладить пропасть между двумя фракциями. Те Аширра, кто желает выдержать пост в течение всего месяца, затворяются в толстостенном помещении без окон под наблюдением доверенных ансаров, или гулей. Когда для них приходит время пробуждения, в помещение приносят ягненка со спутанными ногами, перерезают ему горло и кладут каиниту на грудь. После этого ансары как можно быстрее покидают комнату, пока вампир поглощает скудный ужин.

ХаджПравить

Все вампиры Аширры лелеют мечту о совершении хаджа, но Мекка – святейшее из владений империи ислама, и лишь те каиниты, кто воистину подчинился воле Аллаха, способны проделать весь путь до Каабы. Кое-кто из членов секты отступает перед этой задачей, оправдываясь утверждением Мухаммеда о том, что мусульманин может совершить хадж за другого правоверного в качестве акта благотворительности; эти вампиры находят того, кто совершил бы паломничество вместо них. Более набожные каиниты раз за разом в течение своей не-жизни пытаются совершить путешествие сами и подступают к священному городу так близко, как могут, всякий раз надеясь продвинуться чуть дальше, чтобы в конце концов встать в тени Каабы, как когда-то стоял сам Пророк.

Обязанности сира перед потомкомПравить

Все кланы каинитов имеют собственные традиции, касающиеся ответственности сира перед его чадами, однако Аширра добавляет к ним свои, дополнительные, обычаи. Чаще всего это просто принятые сообществом, нигде не зафиксированные порядки, но есть и документы, перечисляющие конкретные обязанности. Действия потомка непосредственно отражаются на репутации и положении его сира. Таким образом, сир вынужден поддерживать крепкую связь со своим потомством, чтобы убедиться в том, что все они ведут достойный образ не-жизни. Как следствие, Аширра придает огромное значение Традиции Ответственности, столь знакомой европейским каинитам. Специфические обязанности, возлагаемые на сира по отношению к его чадам, таковы:

  • Сир обязан наставить свое дитя в знании Корана, если оно недостаточно, а также в требованиях секты к своим членам;
  • Сир обязан представить свое дитя имаму и умме в мечети, чтобы собратья узнали новообращенного и его происхождение;
  • Сир должен обучить свое чадо ограничениям, относящимся к питанию и Объятьям;
  • Сир должен являться для своего потомка образцом милосердия и сострадания;
  • Если дитя совершит преступление против правоверных или некий страшный проступок в глазах Аллаха, именно сир обязан объяснить потомку ошибочность его деяния.

В идеале эти обязанности благородны и в общем поддерживают атмосферу достоинства и приличия в среде членов Аширры, но на деле они становятся почвой для огромного числа политических интриг внутри секты. Не один ее представитель обнаруживал на своей репутации и социальном положении "пятна" проступков своих детей. Каиниты завлекают юных потомков своих недругов в мириады козней, пытаясь вынудить их совершить опрометчивый поступок. В конце концов большинство вампиров Аширры покидают своих сиров и отправляются в удаленные уголки империи или в города, за которые идут сражения, чтобы заработать собственную репутацию и социальный статус; сиры же обращаются к близким друзьям или союзникам, чтобы осторожно разузнать о деяниях потомков вдали от родного города. Поскольку сир в равной степени несет ответственность за преступления, совершенные его чадом, старшие вампиры прилагают все усилия, чтобы разрешить проблемные ситуации без лишнего шума прежде, чем новости о случившемся станут всеобщим достоянием.

Обязанности перед слугамиПравить

Одним из самых значимых аспектов учения Мухаммеда стало освобождение рабов и их уравнение в правах со свободными людьми. Пророк считал это деяние величайшим актом милосердия, способным искупить даже самый страшный грех. Но увы, идеал оказался весьма непрактичным, как для Аширры, так и для мусульман в целом. Для вампиров Аширры верные слуги и домочадцы – не просто удобство, но и условие сохранения их не-жизни.

Законы ислама определяют только два источника происхождения невольников: это могут быть пленные, захваченные в битве, или дети других рабов. Кое-кто из мусульман получает во владение рабов как часть наследства, однако это обычно потомки людей, прислуживавших конкретной семье на протяжении поколений. Патриархи семейств часто передают наследникам доверенных слуг, как драгоценное имущество. Большинство членов Аширры высокородного происхождения уже имеют достаточно рабов, чтобы поддерживать дом и вести их дела, и секта склоняет своих членов к тому, чтобы не содержать больше невольников, чем необходимо. Несмотря на это, многие набожные каиниты все же сочиняют пространные обоснования тому, чтобы иметь многочисленную и впечатляющую воображение свиту.

Представителям Аширры разрешается превращать в ансаров столько своих невольников, сколько им вздумается, однако противоестественная верность, обусловленная кровавыми узами, считается чем-то безвкусным. Члены секты особенно осторожны в том, чтобы не оскорблять и не унижать своих слуг. Но политические интриги становятся сильным стимулом для связывания воли рабов еще и с помощью сил крови. Например, хитроумный вампир Аширры может одновременно заработать себе уважение в обществе и нанести урон своим оппонентам, если, находясь в публичном месте (например, в мечети), предложит им выкупить на свободу кого-то из их рабов. Хозяин раба, естественно, не сможет в здравом уме отказаться, и уж точно не на виду у стольких свидетелей; лучшее, на что он будет рассчитывать в такой ситуации – это набить цену при совершении сделки. В результате жертва интриги останется без ценного прислужника, тогда как покупатель пожинает одобрение и похвалы за свою добродетель и высокие помыслы. А вот наличие уз крови уничтожает весь эффект такой интриги, ведь освобожденный ансар все равно останется пешкой бывшего хозяина.

Обязанности перед обращенными в веруПравить

Наблюдение за неофитами и наставление их в новой вере, в обычаях ислама и учении Корана вменяется в обязанность всем членам Аширры. Когда каинит присоединяется к секте, его представляют сообществу в мечети, и старейшины спрашивают у собравшихся вампиров, кто из них станет духовным наставником новичка на срок в один год. Такое наставничество – это возможность для старшего каинита повысить свой статус в сообществе, продемонстрировав мудрость учителя и лидерские качества. Наставник отвечает за обучение новообращенного обычаям секты, почти так же, как сир обучает дитя, но без дополнительной ответственности. Такое соглашение позволяет самому наставнику выстроить тесные взаимоотношения с будущими политическими союзниками, заложив основу для возможного восхождения к месту в совете судей или даже посту имама в значимом городе.

Разумеется, в согласии каинита Аширры стать наставником есть и своя доля риска. Если неофит когда-нибудь отречется от своей новой веры, это станет величайшим позором для того вампира, кто когда-то наставлял его. Такое случается редко, но именно подобные ситуации стали причиной падения нескольких весьма амбициозных лидеров секты.

Поглощение кровиПравить

Все мусульмане подчиняются строгим ограничениям, касающимся пищи, однако особые потребности каинитов стали поводом для нескольких скользких вопросов, вставших перед первыми членами секты. Из кого следует правоверным вампирам добывать себе пропитание, и сколько они могут потреблять? Чистой ли будет кровь иноверцев? Возможно ли очистить нечистую кровь, если каиниту неоткуда больше ее добыть?

С самого начала вампиры Аширры под началом Сулеймана ибн Абдуллы установили для себя обычай пить лишь ту кровь, что была очищена именем Аллаха. Этот процесс требует сцеживания крови жертвы в серебряную чашу, после чего каинит должен примерно в течение пяти минут читать над ней молитвы. Вампир может также очистить целиком свою еще живую жертву, предварительно обездвижив ее.

Несмотря на то, что метод очищения крови в общих чертах установлен и принят, моральные проблемы, связанные с поглощением крови, так полностью и не разрешены. По всему миру мусульман известно множество различных мнений и обычаев на этот счет. Многие каиниты Аширры утверждают, что дело джихада перевешивает греховность поглощения крови: во времена испытаний кровь можно пить относительно свободно. Другие оспаривают эту точку зрения, говоря, что кровь – естественное для вампира средство поддержания не-жизни и потому хоть в какой-то мере соответствует принципам морали. Разумеется, Бану Хаким, следующие Тарик эль-Хаким (Дорога Крови), считают поглощение крови абсолютно нормальным делом.

Вампиры, мусульмане, придерживающиеся противоположных взглядов, считают кровь отвратительной. Они полагают очистительные молитвы недостаточными, видя в них малодушную уступку менее набожным каинитам. Эти вампиры поддерживают в своем теле крайне низкий запас крови, или же следуют различным самочинным правилам. Наиболее частые подобные самоограничения состоят в том, чтобы не пить кровь иноверцев и паломников, поглощать лишь малое количество крови из каждой жертвы, либо не забирать кровь принуждением. Естественно, те, кто следует самым строгим ограничениям, подвергают себя серьезным лишениям.

Но и для тех, кто держит себя в черном теле, остаются неразрешенными еще многие и многие вопросы. Например, считаются ли Люди Книги иноверцами? Или, можно ли отнести соблазнение к корректному способу получить добровольный источник крови, и не будет ли это считаться обманом?

ОбъятьяПравить

Каиниты Аширры считают Объятья серьезным и мрачным действом, поскольку оно налагает тяжкое бремя на плечи новообращенного. Если смертному достаточно каких-то сорок или пятьдесят лет вести достойный образ жизни, то член Аширры борется за свое спасение веками, а то и тысячелетиями, прежде чем Аллах, наконец, объявит о наступлении конца света. По сути, вампир Аширры подвергает душу потенциального потомка огромному риску, даруя тому долголетие каинита. По этой причине старейшины секты ввели правило, согласно которому ни один смертный не может быть Обращен без его на то согласия, неважно, мусульманин он или иноверец.

Любое потенциальное дитя должно быть всецело в курсе угрозы, нависшей над его душой из-за Обращения. На обдумывание всех последствий своего выбора человеку дается три ночи. Лишь по прошествии этого срока ему будет дозволено принести свою смертность в жертву и стать вампиром. Интересным следствием этого правила является ситуация, когда смертный сам просит вампира об Объятьях. В этом случае каинит также имеет в своем распоряжении три ночи, чтобы принять решение относительно мудрости такого шага. И, конечно, возникает все тот же вопрос о "согласном" источнике крови. Может ли считаться добровольным решение смертного, находящегося под воздействием кровавых уз или очарованного красотой вампира?

Недавние события в Иерусалиме стали вызовом некоторым аспектам этих законов. Члены Аширры, обитавшие в переходящем из рук в руки городе, оказались в спорной ситуации: да, Объятья смертного возлагает огромное моральное бремя на его душу, но если позволить неверному умереть, не дав ему возможности вступить под сень ислама, последствия могут оказаться еще ужаснее. Как может вампир Аширры, пребывая в здравом уме, обречь чужую душу на вечное проклятие, когда он может предложить ей хотя бы небольшой шанс на спасение? Это мнение вызвало ожесточенные споры по всей империи, от самого Каира до отдаленных уголков страны, и ученые мужи разрываются между тем, что видится моральным долгом, и настораживающими случаями повального Объятий неверных без их согласия. Ответа на эту дилемму пока что не найдено.

ПокаяниеПравить

Несмотря на всю строгость законов, определяющих поведение вампиров-мусульман, ислам весьма реалистично относится к слабостям своих смертных (и бессмертных) последователей. В этом кроется одна из причин, по которым в мусульманской вере так важна искренность намерений: верующий не должен быть идеален, но стараться изо всех сил жить (или существовать) согласно учениям Пророка. Если кто-то из правоверных совершает греховное деяние, Коран гласит, что он (или она) способен смыть это позорное пятно, трудясь на благо общины или распространяя учение и влияние своей веры. Также стоящими деяниями считаются акты благотворительности (подаяние, помощь в строительстве мечетей, выкуп рабов). Практически любой грех, за исключением вероотступничества, может быть искуплен со временем.

Умма Править

В понимании смертных умма – это общее понятие для сообщества всех правоверных, или для ислама в целом. Для Аширры этот термин стал означать тех каинитов города или домена, кто считает себя мусульманами (или если точнее, членами секты), а также общественный договор, в рамках которого они существуют. В некоторых регионах умма – это сила, с которой стоит считаться, имеющая явных предводителей и четкий план действий. Но в большинстве областей умма состоит из капризных одиночек, каждый из которых лелеет собственные планы. Объединяющий их ислам дает лишь видимость, легкий покров единства и структуры. Тем не менее, султан, желающий оставаться у власти, должен хотя бы на словах обращать внимание на чаяния уммы и ее лидеров. К последним можно отнести имама, а также вампиров – улемов и кади.

Даже в мире смертных эгоизм и личные амбиции подрывают религиозную и политическую власть лидеров ислама. Имамы и муллы, султаны и кади – все становятся "политическими животными", жертвуя религиозной этикой во имя укрепления собственного авторитета. Даже тем, кто строит свои планы вокруг интересов сообщества правоверных, приходится чем-то поступаться. Какой смысл в высокой морали, если ее правоверный носитель не сумеет уцелеть?

Среди каинитов, награжденных проклятием неутихающих амбиций и мучительного недоверия, стремление идти на подобные компромиссы еще более очевидно. Ни один султан или имам из каинитов Аширры не могут утверждать, что их реноме не запятнано низменными играми в интриги и властолюбие. Борьба воль в этом мире – обычное дело, и любой лидер должен бдительно следить за возможными признаками предательства.

Секта Аширра гордится своим соизмерением влияния через религиозные достоинства своих членов, а не с помощью их возраста или могущества, однако эта гордыня лишь мешает хищникам ислама. Размеры секты (если бы все ее члены действовали единым фронтом) позволяют ей быть практически не знающей препятствий силой. Однако каиниты Аширры объединены лишь общими культурными и духовными принципами – они не способны договориться друг с другом даже о том, как бы вместе противостоять крестоносцам (и явившимся с ними вампирам). Ислам придает Аширре энергию, которой недостает вампирам христианского мира, но надолго ее не хватает.

Политика и статус Править

Спасение души не может быть заработано одним лишь благочестием. Достойный мусульманин должен совершать великие деяния для пользы своей религии и сообщества, если желает очистить свою душу и войти в рай. Однако походы и завоевания невозможны в одиночку, а строительство крупных зданий, таких, как университеты или лечебницы, требует значительных трат и долгого времени на строительство. Чтобы собрать необходимые ресурсы и найти поддержку, необходимо занимать весомое положение в сообществе; только тогда возможно будет претворить грандиозные задумки в жизнь. Даже в секте, ориентированной на благочестие и святость, взаимные уступки в политике отдельных индивидуумов являются реальностью еженощного существования.

Личная честь и репутация члена Аширры – это основа его положения в секте. Он должен поддерживать достойный вид во все времена и решительно бросать вызов любому, кто попытается безосновательно предположить обратное. Если он совершает грех, он должен открыто проявлять честное желание искупить свой проступок. Но важнее всего, он должен обладать славой героического защитника веры и заботиться о процветании своего сообщества.

Амбициозный каинит Аширры может найти множество способов заработать признание и влияние в среде своих собратьев. Он может служить старейшинам, предлагать наставникам группы новообращенных в веру, участвовать в карательных миссиях против преступников от имени местного кади или нести свет веры другим вампирам в соседних регионах. Заработать уважение и дружбу лидеров города означает встать на верный путь к появлению союзников среди рядовых членов секты, а также к получению поддержки имама в более серьезных предприятиях в будущем.

Кое-кто из членов Аширры упрочивает собственное влияние, обустраиваясь в качестве серых кардиналов в городах, сводя вместе амбициозных каинитов, строящих сходные планы. Глас народа имеет значение, и это заставляет вампиров низкого положения сбиваться в группы, чтобы усилить общее влияние; тот каинит (или несколько каинитов), кто сумеет выстроить союзы внутри сообщества Аширры, обретет значительную мощь.

Пока что самый распространенный способ для молодых вампиров сделать себе имя – это участие в военных походах под знаменем джихада против неверных. Молодняк объединяется в отряды, чтобы устраивать набеги на крепости иноверцев в Палестине и северной Испании, зарабатывая признание грабежами, захватом рабов и уничтожением врагов ислама. В последнее время юные члены Аширры завели себе привычку покидать своих сиров и отправляться в Иерусалим или Севилью, надеясь прославиться и заработать почет в служении Аллаху.

В наступившие темные времена Аллах нуждается во множестве рук и горячих сердец. Несмотря на то, что большая часть земель ислама снова объединена, на этот раз под властью Айюбидов, халиф империи в Багдаде остается марионеткой турок, а каиниты-иноверцы из Персии вновь проникают в столицу. Вампиры с запада в Палестине все еще ревностно цепляются за Иерусалим, вынашивая планы ослабления колонии членов Аширры, окопавшихся в священном городе. В южной Иберии правоверные пытаются спасти тускнеющие драгоценности аль-Андалус от завоевания испанцами. Сулейман и прочие члены секты рассредоточились по империи, борясь за поддержание своих, таких отдаленных друг от друга, опорных пунктов в Каире, Александрии, Дамаске и Севилье. Ислам находится на перепутье; в будущие десятилетия его империя либо рассыплется на тысячу мелких осколков, и великолепное видение Пророка с головой накроет волна гражданских войн и беззакония, либо вновь поднимется на ноги и развернется во всей своей красе.

Источники Править

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.