ФЭНДОМ


Старая Страна, к сожалению, привлекательна для набегов и восстаний всех видов. Римляне, гунны, авары, венгры и прочие варвары лишь дополняют проблемы с местными обитателями. Теневые Владыки рыщут в горах и долинах, а нетронутые леса являются домами для еще более странных созданий. Раз так, то с незапамятных времен испытанием характера Изверга была его способность получить и удержать землю.

Землевладельцы Цимисхов обычно берут титул "воевода", хотя другие региональные титулы (жупан, маркграф) используются в соответствующих землях. Во многих отношениях воеводы действуют так же, как и другие правители вампиров: определяет охотничьи угодья, решает споры и иначе надзирает за деятельностью во тьме. На практике, воеводы очень замкнуты в своих владениях и терпят немногих каинитов, кроме своих детей, обитающих в них.

В то время, как создание опорной точки – давняя традиция Цимисхов, она сама по себе просто средство достижения личных безопасности и сверхъестественной мощи. К сожалению, воеводу мало волнует благосостояние подданных, пока они сыты и плодятся достаточно быстро для того, чтобы всегда обеспечить его пищей. С другой стороны, даже самые безжалостные воеводы вынуждены одернуть свои удовольствия на йоту прагматизма. С Востока доносятся истории – басни о воеводах с горящими глазами, гневно защищающих подданных от оборотней или Тевтонских Вентру. Так делается не из заботы о благосостоянии подданных, а из вопроса гордости: лишь воевода может мучить подданных и не потерпит, чтобы кто-то поступал с ними также, кроме него.

Первый шаг на пути становления воеводой – постройка неприступной крепости. Другие каиниты испугано шепчут об огромных поместьях Цимисхов, вздымаясь меж хмурых лесов и скал как каменные драконы. Некоторые воеводы гордятся сооружением таких очевидно заметных, угрожающих цитаделей. Другие предпочитают использовать магию или просто топографию, чтобы создавать скрытые логова – лабиринты и им подобные – так, чтобы крестьяне знали, что хозяева владений - всего лишь зло, незримая опухоль.

Первое столетие во владениях обычно проходит в наведение ужаса. Дети пропадают из домов родителей и возвращаются обескровленными телами или бессвязно тараторящими уродами; мятежный староста уходит спать и под крик петухов просыпается около пустой кожи жены; надменно неустрашимый лесничий пропадает, а деревенские обнаруживают его останки в разных местах и в разное время в течение всего года. Тем не менее, Изверги должны быть аккуратны, чтобы не переборщить: постоянная резня заставит обитателей уйти, и даже Цимисхи и все их слуги не смогут остановить массовую миграцию деревень.

Когда смертные будут усмирены и запуганы, следующий шаг в формировании владений в то, что захочется, лучше всего послужит в интересах воеводы. Колдун или иной тип волшебника ищет возможность отобрать и обезопасить стадо, пока Изверги с политическими склонностями запускают руку – или когти, и такое может быть, - в правительство вотчины. Во многих случаях, это подразумевает внушение смертному населению идей служения в качестве оружия против врагов воеводы.

Наиболее эффективная форма правления – это внедрение своих слуг во власть имущие организации смертных. Часть семей ревенантов – наиболее успешные результаты этой тактики, но многие смертные семейства также пали от отравляющего волшебства витэ Цимисхов. В течение столетий эти семейства – оказавшись под влиянием ночных визитов вампиров – становились все более и более развращенными, тираничными, помешанными. Десятилетия сменялись десятилетиями, а отдельные инциденты соткались в одеяние легенды, и стало невозможно отличить кровавые зверства вампира от деяний рук его слуг. Некоторые Цимисхи обострили этот процесс, изменияя свою плоть, чтобы походить на местного лорда – или изменили лорда, чтобы он походил на вампира. Предания о "дьявольских близнецах", навещающих перекрестки, дожили в Старом Свете до нынешних ночей. Это, конечно, вызывает открытое негодование священников на людские суеверия, оставляя вампиров невредимыми.

В целых укрытых районах (Литва, изолированные горные перевалы) Цимисхи правят открыто. Вампир, использующий эту тактику, должен быть действительно силен и не боятся ни Теневых Владык, ни враждебных воевод и достаточно устрашающий, чтобы его стадо предпочло остаться и страдать, вместо того, чтобы рискнуть возмездием за неудачный побег. Он может использовать изменение плоти вдвое чаще, чем необходимо (ведя дела с правителями смертных, обманывая духовенство и пр.), но крестьяне хорошо знают, перед кем они отвечают. В таких местах подданные часто осознанно предлагают жертвы во время соответствующих праздников, предпочитая потерять одного любимого в сезон, нежели страдать от великого гнева вампира.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.