ФЭНДОМ


« Смотрите — если вы будете кусать свою жертву вот так, то из ее вен прольется меньше крови — и больше останется вам. Оставьте тело за тем мусорным ящиком, и мы пойдем дальше.  »
О Гангрелах как клане Шабаша можно сказать очень немного, так как большинство из них одиночки и индивидуалисты, которые на первый взгляд не особо полезны для секты. Клан делится на две подгруппы, более известные как городские Гангрелы и сельские Гангрелы.

В 1999 довольно много Гангрел "отступились" в Шабаш, и если посмотреть на массовость этой миграции невольно задумываешься о ее причинах, тем более что многие из Гангрел часто упоминают о "пробуждении древнего ужаса".

ОписаниеПравить

Дикие и нецивилизованные, отступники Гангрел демонстрируют звериный оскал Шабаша. Отрекшись от цыганского наследия основной ветви клана, Гангрелы Шабаша вернулись к своей звериной половине, став смертоносными охотниками, способности преследовать добычу которых являются непревзойденными. Клан объединяет как искусных убийц, так и диких берсеркеров, и навыки, благодаря которым Гангрелы повергают своих врагов, придают огромную силу секте. Но отступники Гангрел вовсе не являются садистски настроенными головорезами, как Бруха или бездумными автоматами как Кровавые братья. Скорее они — инстинктивные, хищные существа, наслаждающиеся острыми ощущениями от охоты точно так же как и пьянящей жаждой крови.

Гангрелы Шабаша являются свидетелями массового притока беглецов из Камарильи в ночи 1999 года, однако, лишь некоторые эти вампиры демонстрируют готовность поделиться своим мнением о происходящем. Многие шепчутся о пробуждении "спящих кошмаров" или о том, что "Шабаш все это время был прав". Секта в целом кажется обеспокоенной подобным поворотом событий и очевидным нежеланием перебежчиков говорить о своих мотивах, но независимо от того, что именно напугало этих городских хищников, оно явно является чем-то весомым.

Тем не менее, больше чем любые другие Гангрелы, Гангрелы Шабаша осознают необходимость прикрывать тылы друг друга в эти беспокойные ночи перед Геенной. Как города, так и дикая природа таят много опасностей, и у стаи куда больше шансов преодолеть их, чем у отдельного сородича. Таким образом, Гангрелы Шабаша полагают себя более близкими к своей звериной половине, чем камарильцы или независимые Гангрелы, подражая диким волкам и львам.

СтереотипыПравить

« Идиоты! Если Допотопные действительно не существуют, то почему так много из вас послали к черту эту башню из слоновой кости и присоединились к нам?  »

— О Камарилье.

« Впечатляющая стая ночных чудовищ — за исключением нескольких ублюдочных феодалов.  »

— О Шабаше.

Взгляд со стороныПравить

« Если они делают для Шабаша то же, что Гангрелы делают для нас, то Чёрная Рука заинтересована в их услугах.  »

— Синда Лоуэлл, писатель-Тореадор.

« Я вспоминаю ночи из трансильванских легенд, когда эти животные лежали подле наших ног в наших поместьях или гибли от наших копий в лесах. За несколько столетий они стали абсолютно бесполезными.  »

— граф Владимир Рустович, воевода Цимисхов.

« По крайней мере они отъебались от нас со всем своим бредом о цыганской крови.  »

— Александр, кочевник-Равнос.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.