ФЭНДОМ


Некогда купцы из итальянских городов-государств 12-го века, Гримальди и сейчас наслаждаются выгодным положением посредников между Шабашем и обществом смертных. Они, вероятно, самая "нормальная" из семей, хотя кое-кто скажет, что исключительное богатство развращает не меньше крови вампиров. Гримальди готовятся занять влиятельные посты, и не редкость для члена семьи занимать высокий государственный пост или роль корпоративного лидера в родном городе.

Тайна семьиПравить

Начиная с рождения Гримальди наслаждаются всеми благами, что может предложить им жизнь, от частных школ или учителей и до роскошного отдыха на самых элитных курортах и великолепных игрушек. Кроме содействия политическим замыслам своих хозяев, у Гримальди есть и вторая, более личная цель, хранимая в секрете ото всех, кроме лидеров семьи.

Старейшины Гримальди считают, что их существование зависит от полезности Шабашу, и истребят их быстро и полностью, если Цимисхи когда-нибудь лишат их своей защиты. Потому Гримальди начали разрабатывать на случай экстренной ситуации планы переметнуться или к Вентру Камарильи, или к Джованни, если Шабаш решит, что Гримальди исчерпали свою полезность. Надо ли говорить, что если эта информация когда-нибудь выйдет на свет, то гарантирует полное уничтожение семьи. Так что привилегированное меньшинство, знающее об этих предательских мыслях, делают все, чтобы держаться подальше от своих номинальных хозяев.

ИсторияПравить

Не уверен, что вам доводилось иметь дело с Гримальди; они стали кровными родичами лишь за век или два до вашего впадения в торпор. Но вы почти наверняка встречались с Раду Бистри, представлявшим воевод Старого Света. Раду влил в семью Кровь, чтобы усилить связи клана с миром смертных, и она до сих пор исполняет свои обязанности. Они хорошо понимали новую экономическую реальность, которая в то время возникала в Европе. Кое-кто из современников Раду хотел привлечь семью Джованни, но – о, господи! спросите Эзру, что случилось с Каппадокийцами, пока вы спали, - Раду настоял на Гримальди, потому что у Джованни была репутация воров и двурушников, а Гримальди были известны как честные и достойные купцы.

Гримальди в Последние НочиПравить

Даже в Последние Ночи Гримальди продолжают поддерживать связи с миром смертных в тех областях, которые шабашитам кажется неприятными. В городах, где расположены их комплексы, Гримальди прибирают к рукам всю власть – как в правительстве, так и в промышленности и СМИ. Некоторые из них предпочитают сами занимать высокие должности, чаще они оставляют за собой роль советников. Гримальди дают советы мэрам, главным редакторам и членам советов директоров разных корпораций. С теми, кому давать советы не получается, они заключают браки. В Америке Гримальди смешали кровь с Кеннеди, в Англии – с Даквортами. Высокие должности, которые занимают Гримальди, выгодны Шабашу, но еще большую пользу нам приносят связи семьи с теми, в ком сохранилась лишь крохотная часть нашей крови, с дальними родственниками, которые пользуются доставшимися им при рождении качествами, но ничего не знают о своем славном наследии.

Камарилья поддерживает Традицию, известную как Маскарад – договор между Каинитами, согласно которому они должны держать свое существование в тайне от смертных. Хотя некоторые группировки в Шабаше считают эту одержимость скрытностью отвратительной, секта все равно поддерживает такой же Маскарад просто из здравого смысла. Те, кто пережили Инквизицию, понимают, зачем это делается.

Самой важной из услуг, оказываемых Шабашу этой семьей, можно считать то, что она не позволяет смертным узнать о Проклятии Каина. Гримальди способствуют сохранению нашего Маскарада, когда кто-нибудь из несдержанных отпрысков своим поведением может выдать шабашитов людям. Необдуманное столкновение с другой стаей, беспечность при питании, демонстрация Даров Каина – во всех этих случаях Гримальди помогают скрыть истину от стада.

Они способны похоронить самые явные доказательства существования Каинитов, причем самыми обычными средствами. Несколько лет назад один человек в Бостоне увидел, как Цимисх принял форму крови и обрушился на автомобиль, заливая собой тех, кто сидел в салоне. Уважаемая журналистка, которая не носит фамилию Гримальди, но несет в себе Кровь, меньше чем через час получила от своего любовника, работающего в отделе полиции, отчет об этом происшествии. Она позвонила знакомому из таблоида. Таблоид выпустил статью через два дня, и весь мир воспринял ее как сенсационную сказку. Знакомый полицейский совершенно «случайно» неправильно подшил отчет. Когда через несколько недель отчет все-таки всплыл, новость уже успела протухнуть, а дело – перейти в разряд «висяков», потому что первым о происшедшем сообщил таблоид.

Но та порядочность, из-за которой и была выбрана семья, благодаря заботе Шабаша, несколько поблекла. Гримальди обычно посылают своих детей в лучшие частные школы – и слишком часто все заканчивается исключением за неподобающее поведение, от откусывания ушей и до взятия заложников. Некоторые из мятежных юнцов отвергают семейные ценности, отказываясь и от состояния, и от своих хозяев-Цимисхов. Они пытаются жить как обычные смертные и всеми силами демонстрируют свою человечность, управляя благотворительными фондами или становясь врачами и низкооплачиваемыми адвокатами, работающими на бедных. Иногда их родители оказываются слишком сентиментальными и не могут как следует разобраться с непослушными отпрысками, но, по счастью, даже самый непокорный из Гримальди понимает, что значит осторожность.

Некоторые считают, что, несмотря на нескольких непослушных потомков, Гримальди – самая преданная из ревенантских семей, и они будут служить Шабашу вплоть до Геенны. Хотя в первую очередь они работают на клан, Шабаш в целом тоже может прибегать к их услугам. Каждый член семьи Гримальди принимает узы крови с одним из шабашитов, не обязательно Извергом, в возрасте, который каинит сочтет подходящим. Обычно эти шабашиты обладают некоторой властью – это может быть епископ, архиепископ, примас, какой-нибудь дуктус или же священник известной стаи. У регента в Мехико даже есть свита из преданных Гримальди, которые сообщают ей обо всем, что происходит в мире смертных.

Если в следующие несколько лет что-нибудь и поколеблет преданность Гримальди, то только действия регента. Один из патриархов семьи, с которым я связан вот уже 200 лет, сообщает, что регент более не накладывает узы на детей, рожденных в поместье, и отказывается давать свою кровь старшим ревенантам, хотя в последние несколько лет она делала это весьма охотно. Мой ревенант подозревает, что ее кровь превратилась в воду, или же что она подхватила некую свойственную нашему клану болезнь и пытается скрыть это.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.