ФЭНДОМ


Дракон был вторым и любимым дитя Старейшего. Он хорошо известен за внесение своего вклада в Мечту Константинополя, наряду со своими любовниками, Ми-ка-илом и Атонием. Он также был частью Троицы, правившей эти городом в раннее Средневековье. Не желая трансформировать только своё тело, он воспринимал себя как агентом метаморфоз самого мира. При помощи страсти и силы философии он инициировал рассветы и падений королевств и верований.

Биография Править

Прелюдия Править

На острове Кипр Старейший встретился с существом, которое потом знали как Дракона. Он разделил проклятие с этим отшельником, стремящимся к самопознанию и уединению. По другой версии, Цимисх нашел Дракона еще ребенком и вырастил его, после чего предложил Объятья, действительно дав ему выбор. В этой истории утверждается, что Старейший любил его, как отец любит сына.

Рим испытал на себе покровительство Цимисхов под властью Дракона, и другие Изверги тонкой струйкой просачивались из темных чащоб восточных лесов.

Дракон считал себя сосудом для содержания останков связи Старейшего с Человечностью, остатком способности сопереживать людским чувствам. После нападения Самиэля на Кипре Дракон почувствовал, как пробуждается и растет в его чреве Старейший. Дракон заботливо питал воспрянувшего ото сна Прародителя. Дав ему рождение через девять месяцев, Дракон недолгое время заботился о нём, после чего отдал "младенца" Йораку.

От того, чему он дал рождение, сам Дракон был в ужасе. Он знал, что однажды станет с ним. Он окунулся в эзотерические исследования и, позднее, в объятья своих любовников, надеясь создать нечто лучшее, чем то, что он породил ранее.

Мечта Править

Во втором столетии на Кипр прибыл Ми-ка-ил во время своего путешествия. Они познакомились и вскоре были очарованы друг другом: Дракон не мог сопротивляться страсти и совершенству Ми-ка-ила. А тот, в свою очередь, видел в Драконе источник первобытной энергии - то, что необходимо для воплощения Мечта и то, что может наполнить его сердце.

Между ними встал лишь Антоний Галл, чей прагматизм и логика ранили Дракона прямо в сердце. Соперничество между ними медленно набирало скорость следующий три столетия и, в конце концов, привело к тому, что Мечта стала несбыточна: конвульсии разрывали город на части, когда Дракон попытался уничтожить то, что стабилизировал Антоний, выпуская болезни и голод.

Пытаясь примирить любовников, Ми-ка-ил представил им братьев Гесу и Симеона, которые должны были стать их наследниками и детьми. На одно поколение Мечта вновь познала мир. Роковое обращение Гесу в 701, сделанное вопреки предостережению сира, доставленному Триглавом, предвещали конец перемирия и последний из тихих дней для Троицы. Сразу после Объятий Гесу впал в глубокий торпор и никто не был уверен, пробудится ли он вовсе.

Дракон обвинил во всем северных соклановцев и начал с ними войну. После двух долгих лет войны он уничтожил своего брата, Триглава, в битве, которая в буквальном смысле сотрясла горы. Лишь вмешательство одного из бывших учеников Дракона, Деменауса, убедило Дракона на этом прекратить вендетту. И всё равно, после этого карпатские и греческие Цимисхи периодически воевали из-за этой наследуемой вражды веками. Как один из ходов этого противостояния - Дракон поддерживал Зелиоса. В это время из торпора пробудился Гесу и обратил своего брата, предназначенного Антонию, что привело Мафусаила Вентру в ярость.

Антоний начал движение иконоборчества, чтобы уничтожить кровавые религии Акойметай и монашеские ордена, служившие Дракону. Ми-ка-ил и Дракон решили наконец-то уничтожить своего любовника. Только тогда Дракон и осознал, что любил Антоний также сильно, как и Ми-ка-ила, и погрузился в депрессию.

Отомщение Править

В 888 он покинул город и с тех пор его никто не видел. Он посвятил себя отмщению за Мечту Ми-ка-ила: так те, кто стремились помешать или разрушить то, что создал Тореадор, погибали (как, например, Нарсес). Он также уничтожал их наследие и решился положить конец Каинисткой Ереси, вселившись в тело своего прадитя и тогдашнего архиепископа Нод, Никиты из Средеца. В этом теле он обсуждал с Констанцией из Эрджияса судьбу Мечты, хотя и не пришел с ней к согласию.

Однако "Никита" перед рассветом был найден и пронзён колом вторгшимися рыцарями, возглавляемыми Вентру лордом Юргеном. После своего отмщения, Дракон понял, что пережил все и всех, что и кого когда-либо любил. Он видел, как все, что он пытался создать, разрушалось. Он хотел положить всему конец в бою, но его торпорное тело отправили его далекому потомку, Мике Викосу. Викоса сильно обеспокоило присутствие пронзенного колом каинита, чувствуя в нём нечто знакомое и могущественное.

Пока Мика и его котерия продолжали исследование прошлого и родословной Никиты, Дракон пробудился из топора. Он извлек из своего сердца кол и освободился от духовных пут, наложенных на него колдуном Илиасам сел Фрумосом (любовник Викоса и его наставник в Дороге Греха), не подняв тревоги. Когда котерия вернулась в монастырь в пригороде Брасова, все его обитатели исчезли без следа. Вскоре показался и сам Мафусаил, но сразу после этого сам Старейший овладел Ильиасом и воссоединился со своим дитя.

Дракон заявил о своем желании покончить со своим существованием, что нашло отклик у некроманта Маркуса Мусы Джованни. За свои дерзкие комментарии Маркус был быстро уничтожен Старейшим в теле Ильиаса, наконец-то раскрывшего себя. Он подчинил себе Викоса и превратил Дракона шар жидкости, который Старейший и поглотил, чтобы трансформировать его и соединить с собою. Мика был изнасилован Допотопным, посеявшим в Викосе семя Дракона, чтобы сохранить того, кто мечтал лишь о смерти.

Наследие Править

В современные ночи к наследию Дракона можно отнести:

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.