ФЭНДОМ


Это - краткое изложение истории клана Ласомбра

Происхождение Править

Множество каинитов, верят ли они в общий миф о происхождении, или нет, знают его как христианскую сказку. "У Адама и Евы было два сына", - говорит история, - "которых звали Каин и Авель. Авель был пастухом, Каин пахарем. Каждый принес в жертву лучшее из плодов своих. Бог принял подношение Авеля, состоящее из мяса, но отверг фрукты и овощи Каина. Каин убил своего брата. Бог наказал Каина вампиризмом. Все каиниты происходят от Каина". Некоторые версии разнятся в деталях, как наш темный предок Каин справлялся с проклятием Бога, учил секреты Лилит и остальное, что сделало его кэмпбелловским героем. Этой версии нам достаточно.

В первую очередь, у меня есть сомнения в том, что над общей историей не поработали поздние толкователи. Конечная "e" в слове "Caine" не дает ощущение принадлежности к какому-либо из древних языков Среднего Востока, где началась эта история, и имеет черты англоязычия, когда не могут определиться с его (или ее) произношением. Данность, которой мы так гордимся и хвастаемся, но я не удивлюсь, неизвестный редактор просто хотел, чтобы звучание имени нашего отца не могли использовать смертные.

В сторону имя. Эта история подозрительно изящна. Связь с Адамом и Евой не так уж важна для выразительности этой истории, и некоторые ученые нашего клана утверждают, что некоторые ранние толкования мифа не включают в себя библейские фигуры вообще. Бог, наказавший Каина, должен быть таковым в понимании современных христиан и иудеев, а не жителей древней Месопотамии или Вавилона. Бог в этой истории - это могучая сила, успокоенная через проклятие бессмертия. Это все. Остальное излишне.

Я верю, что миф содержит ту важную истину, которую я пытаюсь донести до вас.

Каин и Авель представляют, соответственно, палеолит или древний каменный век, и неолит, или новый каменный век. Предки человечество прежде, чем начать охотиться, занимались собирательством и копались в отбросах. Долгое время огромные чудовища охотились на людей, как и на остальных существ. Прежде, чем храбрые воины начали охотиться на этих существ, робкие защитники надеялись откупиться от хищников. Это время, когда было впервые использовано оружие: не для нападения, но для защиты. Каин, символ этого времени - более мирный, пассивный и запуганный - похож на старшего брата. Авель, младший брат, символизирует переход к власти и завоеванию.

Я говорила вам в начале, что всей правды узнать невозможно. Я верю, что "каиниты", выберем лучшее слово, бродили в беззвёздные ночи, когда еще не было первых известных человеческих цивилизаций и по сути раньше самого человечества. Возможно, доминирующий вид какой-то эры, наделенный силой бессмертия, а возможно, происшедший каким-то иным путем. Невзирая ни на что, я думаю, будет здравым не называть хищников Каина и его народ всего лишь дикими зверями, а скорее существами вроде нас, хотя бы в некоторых пунктах. Возможно, эти ранние каиниты были людьми, возможно, произошли от других человекоподобных видов, возможно, еще что-нибудь. Охотник Авель дрался не с животными, а с чудовищами ночи.

Пример Каина показывает, что не стоит недооценивать скот. Он вырос и пришел к власти раньше, чем мощь тьмы. Они могут довлеть над немертвым, но возможно, он заставит их воздать должное и под конец разрушить их. Факт в том, что следов не осталось, за исключением таких вот историй, показывающих величину победы. Каких бы "каинитов" не было до него, мы не можем сейчас их опознать. Мы все дети Каина. Поэтому мы все благоговеем перед тем, что некоторые из вас считают "пахарем-убийцей" - не за его земледелие, а за ту скрупулезность, с которой он стал тем, кого раньше боялся и ненавидел. Каин возвысился, победив всех противников. Он почти идеал, наш теоретический идеал, если хотите, некто, под чьим именем мы идем против собственных врагов.

Прежде, чем я продолжу, позвольте упредить ваше высокомерие. Самые первые символы, которым поклонялось человечество, были посвящены богиням. Конечно, мужчины в течение всей истории (и до нее) приписывали женщине дьявольскую и неестественную силу. Как бы то ни было, они не нуждались в полной картине. Возможно, Каин был первым мужчиной-"вампиром", но хотя бы потомком, на котором он остановился, была женщина. Когда люди на всех континентах начали изображать женщину, выходящую из тьмы, которую должно было умасливать среди прочего кровью, пред которой преклонялись все вокруг, - это окно в реальное прошлое.

Перед потопом Править

Если вам нравятся сказки, вы можете поискать кого-нибудь из Ноддистов. Они расскажут и про Первый город, и про Второй, и кто знает, что еще о братьях, сестрах и прочих племянниках. У меня нет склонность к подобным вещам, которые в нынешние ночи воспринимаются как развлечение. Вы можете соглашаться или нет. Позвольте рассказчику показать вам их версии и позволить вам выработать собственное мнение.

Как бы то ни было, я могу выдать несколько фактов. В той мере, в которой все, что я вам говорю о внутреннем мире, правда. Пойдите и проверьте, пойдите и расспросите остальных. Так проще определить тайные воздействия, чем собственными силами.

Само слово "Допотопный" предполагает недостоверность фактов. Более сильные, и это означает, что доказательства тем более ложны. Кто виноват во всемирном потопе? Не бог и не дух покрыл землю водой, уничтожив всех, кроме нескольких избранных. Потопы покрыли различные части планеты, очень быстро и через постепенные наводнения. Но термин "Допотопный" включает в себя и бытность редким выжившим после катастрофы, уничтожившей всех остальных, и как говорит наука, это не более, чем высокомерие. Используйте это слово по отношению ко всего лишь к старейшим потомкам Каина и тем, у кого самое низкое поколение (или поколения), и вы избежите участи погрязнуть в мифах.

Мы первыми нашли следы каинитов, какие они есть сейчас, в истории. Некоторые кланы существовали, не говоря уж о горстке сомнительных экспериментов, которые повернулись против своих создателей или манипуляторов. Это снова урок Каина. Не пренебрегайте стадом. А если стадо сможет достичь того же, что и мы? Я осознаю, что сейчас активно несколько каинитов, лично наблюдавших события дохристианской эры, но у нас слишком мало документов и физических свидетельств, и у нас есть удивительно четкий список каинитов, чьи сиры разменяли тысячелетие.

Все различия каинитов - независимо от клановой линии - без труда можно понять при первом удобном случае. Вы можете верить, что Каин и его дети действительно построили Енох, если хотите. Я не могу вас за это попрекать. Я просто напоминаю, что у вас нет никаких объективных тому доказательств. Ноддистскую литературу можно использовать строго как любую другую священную книгу, не исключая вероятности, найти там то, что священники хотят, чтобы вы думали и делали.

Я подозреваю, что если мы бросим взгляд в доисторическую эпоху, то мы увидим, что кланы в той или иной мере существовали задолго до Каина. Каждая из специфических клановых дисциплин иногда изменялась время от времени с появлением новой линии. Это соответствует концепции эволюции Дарвина, и несмотря на то, что мы существа сверхъестественные, мы все же часть природы. К сведению: наши мудрецы знают о 13 кланах, более или менее в зависимости от разделения клана и родословные. Если не обращать внимания на мистику и нумерологию, я не вижу глубоко смысла знать каждого Допотопного и его потомство. Не надейтесь, что вы знаете все о тех, кто восстает, когда садится солнце.

В любом случае, мы те, что мы есть. Первые человеческие поселения находились на северо-западе и юге Азии. Даже если мы отрицаем существование такого города, как Енох, археологические раскопки все больше подтверждают мифы.

Катал Хуюк был построен раньше других известных человеческих городов. Он находился на плато на территории Турции, ныне бесплодном, но бывшем плодородным. Около 6500 года до нашей эры это был цветущий город с постоянным населением более 6000 человек. Около 5600 года до нашей эры старый город уступил место новому западнее, а в районе 4900 года до нашей эры покинут людьми. Человеческие археологи спорят о причинах ухода обитателей. Город был центром торговых путей на сотни миль окрест.

Как ни странно, в городе отсутствовали улицы. Здания строились напротив друг друга и имели выходы на крышах. Дороги шли именно по ним. Предполагаемые пути, лестницы или пандусы соединяли крыши с ближайшими холмами. Город был известен производимыми им обсидиановыми или вулканическими богинями. Ее изображения - всемогущей, всепочитаемой - наводняли город. Ее сопровождают леопарды, которые и по сей день наводят ужас на человечество, и их родичи-приматы. Облаченная во всепоглощающую черноту, она излучает разрушительный жар, который порождает драгоценное черное стекло. Ее фанаты в Катал Хуюке продают статуэтки как предметы первой необходимости и драгоценности всем тем, кто не может создать их сам, распространяя культ все дальше.

Разве это ничего не напоминает? Когда вы слышите эту историю, вы не думаете о силе, которая течет в вас, а образ не навевает мысли о первом городе? Можете ли вы вообразить, как ваш далекий предок рукой или тенью извлекает через крышу свою жертву? Разве вы не представляете себя лично наводящими такой ужас, что ваших родичей предпочитают обожествлять и считать силами самой земли? Вы можете представить себе поклонников-людей, рассеивающихся вслед за несколькими лордами и леди каинитов, человеческие метания в поисках нового места обитания взамен утонувшего в крови и высвобожденном ужасе?

Это наш Енох, эхо нашего настоящего в прошлом, напоминающее о наших правах. На данный момент вам этого достаточно.

Порождения тьмы Править

Помимо к фактов истории существуют вневременные, повторяющиеся принципы. Мы клан высшей тьмы, и вы можете проследить наше происхождение в любой тени. Страх врезался в сознание и культуру человечества, питая нас и давая простор для деятельности - то, что на современном деловом жаргоне звучало бы как "рычаг".

"Старейшей и сильнейшей эмоцией является страх. А старейшим и сильнейшим из видов страха является страх перед неизвестным". Это сказал американский писать Лавкрафт восемьдесят или около того лет назад. Лавкрафт показал своеобразную слепоту его века, полагая, что опознание чего-то, чьи корни исходят из страха, означает показать, что этих корней нет вовсе. Я говорю вам сейчас то, что вы уже должны знать: скот боится нас не зря. Когда вы выступаете из тени, которая подчиняется вашим приказам и способна раздавить человеческое тело и сломать человеческий разум, вы действуете не вашими собственными силами, а наследием бесчисленных тысяч ваши собратьев.

В истории и до нее боги ночи требовали от человечества мяса и крови. Это наши сиры. Вы есть Артемис. Вы есть Ариман. Вы вулканические богини Катал Хуюка и Тескатлипока, ацтекский бог дымящегося зеркала. В вашем взгляде скепсис. Подумайте, дети. Тьма так густа, что затмевает солнце, и управляет ею тот, кто требует больше крови, чем другие, что солнцем управляют? Вы Ингума, дух басков, навещающий иберийцев в их сновидениях и навлекая на них кошмары, и которого нельзя умилостивить. Вы Ина, полинезийская богиня, покровительница подземного мира и учитель ремесел.

Вы принявшая облик тьма. Ваши Cиры вернулись к истокам. Посмотрите в историю через призму тьмы. И вы увидите нас.

Без предупреждения, Демба исчезла. Ее тень соскользнула с крыши, оставив Эндрю и его стаю в одиночестве.

Допотопные Править

Бойтесь отравить дар скептицизма ядом беспочвенных сомнений. Тот факт, что один из элементов истории – ложь или, по крайней мере, не подтвержден, не исключает всего остального. Я напоминаю вам об этом в самом начале, потому что расскажу вам о фактах, которые зачастую сопровождает ложь.

В не зависимости от правдивости или ошибочности мифа ноддистов, Допотопные реально существуют. По факту, по крайней мере, 13 каинитов-прародителей, каждый ответственный за один из основных кланов, до сих пор живут на земле, или когда-то жили (возможно, были и другие, чей род не выжил или которые были забыты по тем или иным причинам). Я верю в то, что все они спокойно дожили до христианской эры, и даже сейчас большая часть жива, чем нет. Понять Допотопного – часто значит понять многое про весь клан.

Допотопный Ласомбра был вполне реальным. Он исчез всего несколько столетий назад, и даже в нынешние ночи мы знаем тех, кто его видел, кто говорил и жил с ним. Его сущность во многом определила нашу природу.

Допотопный изначально жил где-то на западе Средиземноморья. Со временем, Сицилия стала излюбленным убежищем этого существа. Он мог родиться или жить там, но с таким же успехом мог происходить откуда угодно. Я склоняюсь к Мальте. Там есть несколько очень старых храмов, построенных из черного камня с обсидиановыми артефактами, а так же там достаточное количество пещер, вокруг которых ходят легенды о чудовищах. Это наталкивает меня на мысль, что Калипсо – попытка смертных дать объяснение тауматургу нашего клана. Другие историки Ласомбра указывают на Корсику, Сардинию или Балеарские острова. На самом деле, мы никак не сможем ответить на этот вопрос однозначно. Это в основном способ оправдать дальнейшие исследования и аргументы.

Тем не менее, кое-что каинитам известно наверняка. Во-первых, наш основатель происходил из Средиземноморья. Не вызывает сомнений тот факт, что все древние Ласомбра ведут свой род из тех краев, и только за последующее тысячелетие распространились по всему миру. Во-вторых, если говорить конкретнее, он пришел из западного Средиземноморья; он часто говорил о цивилизациях восточного Средиземноморья как о не столь отдаленном зарубежье, относясь к ним больше, как к целям, нежели как к дому. В-третьих, он был существом морским, или островным жителем или выходцем из какого-нибудь прибрежного народа.

Это не просто исторические факты. Теперь они отражаются эхом внутри вас. Вы, должно быть, чувствовали некоторое очарование в том, чтобы проснуться пораньше и наблюдать красоту заката, и никогда не ощущали подобного побуждения увидеть начало рассвета. Вы, должно быть, даже чувствовали драйв, проводя время на, рядом или под водой, даже если при жизни вам было на это наплевать. Это часть вашего наследства, так же, как и власть над тенями. Вы, так сказать, часть того, что я изучаю, так же как и сам я.

Одной из главных причин, почему можно ставить под сомнение миф ноддистов, является то, что приведенный там список детей Каина плохо вяжется с реально существующими Допотопными. Кто мог быть подходящим сиром для Допотопного Ласомбра? Никто из троих не подходит полностью. Как по мне, они неплохо вяжутся с камарильскими кланами, но в истории фигурирует несколько больше персонажей, чем эта милая семерка. Как бы там ни было, какой-то каинит Обратил нашего основателя, нашедшего себе убежище в тенях. По поводу природы сира среди ученых идут ожесточенные споры. В основном мы (хотя и не всегда), сходимся в том, что Допотопный не мог сам превратиться в каинита, но, откровенно говоря, о сире мы не знаем ровным счетом ничего.

Народы моря Править

У нашего клана есть древние традиции лидерства в самом изначальном и чистом смысле этого слова. Мы не пачкаем руки, занимаясь подсчетом мелких деталей; мы командуем и завоевываем. Во времена античности, вы можете увидеть это в пиратах. Демба, наверное, рассказала вам о Чатал-Хююке, но она часто уделяет слишком много внимания поселениям. Это связано с ее личной историей. Я бы хотел поговорить о людях дороги. Еще в самой ранней истории мы можем найти упоминания о великих налетчиках.

Во втором тысячелетии до нашей эры так называемые "народы моря" разоряли обжитые земли по всему Средиземноморью. Гиксы даже правили Египтом две династии подряд. Вскоре народы моря контролировали всю торговлю в Средиземноморье. Никто не мог проплыть, не заплатив им дань под страхом быть уничтоженным. Более того, на переломе тысячелетия, морские народы сыграли решающую роль в уничтожении цивилизаций Бронзового века в и вокруг Греции, начиная эру, которую более "сухопутные" историки называют "Темными веками". Веками тьмы. Еще что-то говорить надо?

Что, простите? Да, сэр, вы правы. Лорд Эмори, я хочу похвалить вашего ученика Друита за внимательность к деталям. Правда, одно дело – говорить об исторических событиях и совсем другое – как это относится к нам. Позвольте мне привести несколько конкретных примеров. Это из египетского рассказа о казни банды налетчиков морских народов, схваченных в дельте Нила. "Как только вспыхнул огонь, все пленники воззвали к разным богам. Некоторые обращались к богам нашей земли, даже правильно вознося молитвы Анубису. Большинство взывали к силе тьмы, которую они называли Лаца Омри Бара, что, как сказали священники, означало "Бог реки Тьмы", но он не внял их молитвам и они умерли". В другой записи, сделанной капитаном корабля, который единственный из всей команды вышел живым из резни по пути из Фив в Афины, этого бога называли "Ла-Сом-Бу", что, вполне возможно, на древнем индоевропейском языке означало "взаимная выгода от знаний" или "взаимная выгода от власти".

Я могу приводить еще много примеров, но, кажется, этих достаточно. Имя нашего Допотопного слетало с губ налетчиков, взывавших к силам могущества и власти. Это не может быть доказательством в чисто научном смысле этого слова, но, если уж на то пошло, здесь тоже не университет. Вам не поставят двойку за неудачную попытку разобраться в утерянных когда-то деталях и за тягу к знаниям, которые могли бы спасти вас, удосужьтесь вы узнать больше о своем наследии.

Первое разделение Править

В 1627 году до нашей эры произошло извержение вулкана Тера. Глупые ученые пытаются всеми возможными способами связать это с исходом в Атлантиду, тогда как это было не большим, чем это было – сильным извержением, развеявшим пепел и пыль по всему миру. Море восстановилось довольно быстро, но многие прибрежные убежища пострадали. Из-за извержения, примерно треть нашего клана решила отправиться на поиски лучшего питания и возможностей.

В это время наш Допотопный отправился в одно из своих великих путешествий, вернувшись столетия спустя со своим дитем Монтано, чье имя у нас ассоциируется с глупостью чести. Но об этом потом. Он путешествовал не в одиночку, и мы можем установить тесную связь между разделением клана после извержения Теры и появлением Мафусаилов Ласомбра в Африке и Средней Азии. Ласомбра в Новом Свете до 1492 года – отдельная тема, о которой мы поговорим позже. Достаточно будет сказать, что именно в это время Ласомбра четвертого и пятого поколений расселились по всему миру, хотя и не очень густо.

Есть вопросы? Ах, да. Да, конечно же, мир с затянутым черной пеленой небом, благоприятен для нас. Но мир, в котором наши пищевые запасы скудны и хорошо защищены – нет. Потери смертных во время извержения – вот что стало причиной раскола.

Паразиты и мор Править

Я не буду вдаваться в подробности об отношениях нашего клана с пиратами на протяжении нескольких столетий, прошедших под эгидой про-греческой власти после темных лет. Начнем с того, что тот, кто для одного – пират, для другого – герой. Грань между пиратом и солдатом – это грань между мной и вами. Децентрализованные правительства тех времен ловили возможность и… тут надо определиться с терминологией.

Каиниты, больные совестью, этим самым жалким остатком их смертной жизни, иногда называют наш род паразитами. Естественно, это не так. Мы – хищники. Мы так же, в некотором роде, болезнь человечества. Возьми проклятие чумы. Она начинается, проносится по территории, убивает всех самых подверженных и затем затухает. Точно так же поступают налетчики и воины человечества. Они нападают, забирают самую ценную добычу, а затем ждут, пока эта добыча снова накопится. Мы поступаем так же, когда действуем гораздо более решительнее, чем привычные "прятки" Камарильи. Пиратство – часть наследия нашего клана. Это так же очень благоразумный способ существования каинитов.  

Эпидемиологи скота рассматривают человечество и прочие виды как средство болезни для самораспространения. То же самое относится и к ним. Человечество – средство каинитов, чтобы плодить новых каинитов, или просто источник пищи.

Заметь, что подобный взгляд сразу же развеивает распространенное заблуждение в том, что история человечества сильно зависит от наших желаний. Это не так и так быть не должно. Скот делает свой выбор. Мы тоже. Мы принимаем события, которые способствуют нашему хорошему питанию и размножению. Но мы ничего не делаем с тем, что усложняет нам жизнь, потому что в этот момент заняты нахождением козла отпущения. Мы не способствовали многим изобретениям, потому что это нам не нужно, так же как эволюция не стремилась к новым видам, выведенным искусственно. Мириады решений, принимаемых человеческим родом каждый год – это социальный эквивалент мутаций, а мы – сила сверхестественного отбора.

Подобно болезни, которая устанавливает некую связь с пораженным организмом, мы стремимся к состоянию, при котором скот процветает (настолько, насколько нам потребно), а вместе с ним процветаем и мы. Для этого нам не нужно править ими. Как их истинные владыки, мы можем взять - и берем - все, что считаем нужным, не утруждая себя тем, чтобы быть первыми среди равных. Человеческие существа не участвуют в социальной жизни своих стад, и нам это также не пристало.

Второе разделение Править

Как говорят у нас, все хорошее когда-нибудь заканчивается. Так же произошло и с золотым веком пиратства Средиземноморья. Империя Александра сильно стеснила нашу деятельность в восточном Средиземноморье – пол десятилетия никто не мог провести ни одного достаточно прибыльного похода на этой большой морской территории, и это достаточно печальное положение вещей сохранялось на протяжении последующих десятилетий. Не смотря на все споры между собой, военные ставленники Александра много раз успешно давали отпор нашему народу и братьям по духу.

Решающий удар по нам нанес римский генерал Помпей, за 68 лет до всеобще принятого года рождения Христа. Это человек должен был быть одним из нас, как и его великий воинский талант. Всего за несколько месяцев он получил от римского Сената огромную власть и богатство и, по сути, вырубил под корень все организованное пиратство в Средиземном море. Больше никогда море не принадлежало нам. Теперь римское название "Mare Nostrum" или "Наше море" было чем-то большим, чем неподкрепленное хвастовство. Убежища многих из нашего клана пали перед одновременным натиском с моря и суши, включая бастион на Мальте, который до тех пор чаще всего служил пристанищем Допотопному. С тех пор черная цитадель на Сицилии часто служила пристанищем для нашего отца.

Со смертью пиратства наш клан снова разделился. К концу первого христианского столетия, Ласомбра распространились по всему Старому Свету, хотя многие из тех, что ушли на Восток впоследствии пали от рук катаянов и прочих опасностей. Так же поход Помпея значительно укрепил сухопутную часть нашего клана.

В основном я говорил о нашем клане на воде. Это правда, что некоторые семьи лучше чувствовали себя на земле, вплетая себя в ткань человеческого общества и нося получившуюся одежду как для маскировки, так и для приманки. Сам Допотопный проводил эксперименты с обществом смертных, хотя в основном это была лишь часть его непрерывного поиска подходящих детей. Как члены Шабаша, вы знаете, что отождествление себя с человечеством порочит нас, закрывая глаза на истинные возможности. Вы унаследовали древнюю и славную традицию власти извне. Тем не менее, надо сказать пару слов о противоположенной традиции власти изнутри.

По мере того, как вы будете встречать каинитов, принадлежащих к другим кланам, то заметите прямую связь: чем старательней, вне зависимости от причины, клан пытается сохранить глупую иллюзию человечности, тем громче его члены хвастаются своими достижениями в "контроле" и "манипулировании" человеческим обществом. В частности, этим славятся Вентру и Бруха, у которых молодняк, получивший Объятья лишь несколько ночей назад, ведет себя так, словно собрался заново переиграть Пунические войны. Вы можете спокойно смеяться над этим – по сути, не можете, а обязаны. Я хочу показать вам запутанность нескольких реальных ситуаций, которые, как по мне, гораздо интереснее мифологии каинитов.

Убежища Ласомбра и рост Империи Править

У нашего клана есть очень древняя традиция, которая, к сожалению, в основном не доступна для вас, новеньких. С тех пор, как империи человечества начали разрастаться, некоторые из нас следовали сразу за линией фронта, устраивая убежища в завоеванных землях, давая возможность силам империи избегать всех других проблем, пока они беспокоятся об удовлетворении наших потребностей. Ласомбра шли с хеттами, шумерами и парфянами, поэтому не было неожиданностью и то, что мы шли с римлянами. Старейшины говорят о тех столетиях, как об очень благоприятных для клана, потому что те, кто думал иначе, рассеивались и могли заниматься своими экспериментами без того, чтобы отделяться от основной части клана. Не прошло и трехсот лет с тех пор, как мы наладили устойчивый обмен ресурсами и информацией.

Увы, мне не ведомо, как вы и ваши сверстники можете познать подобное, разве что станет возможным дешевое путешествие к звездам или же рухнут все существующие институты. Некоторые ваши соклановцы пытались развязать ядерную войну или глобальную эпидемию именно с этой целью, но ни одна из их попыток не увенчалась успехом. Дворы Крови разрешили уничтожать всех, кто имеет к этому отношение. Вы не можете обустраивать свои убежища ценой всех остальных.

Рим Править

Как я и говорил, кампания Помпея сфокусировала на себе внимание всего клана. Теперь это было просто невозможно – продолжать пиратство, как приоритетный вид выражения хищничества.

Вероятно, в представлении многих из вас, Римская империя – нечто сплоченное, стабильное. Все было не так. Начнем с того, что в 68 году до нашей эры это еще не была империя. Это была ужасно коррумпированная и сложная, так сказать, республика, которой правили аристократы, обожавшие вставлять палки в колеса тем, кто обладал силой. За столетие до похода Помпея, республика контролировала территорию от восточной Испании до самой западной точки Греции. Карфаген до сих пор стоял, хотя большая часть его империи уже пала. К моменту начала похода Помпея республика расширила свои границы на юг, захватив бывшие карфагенские земли (и мертвые руины самого Карфагена), всю Грецию, Египет и почти всю Малую Азию.

Как это ни парадоксально, но каиниты к этому почти не причастны. Конечно, наши предки не сидели, сложа руки, и налаживали сеть контактов, пестовали смертных протеже и так далее. Мы читали о некоторых полководцах, пораженных безумным страхом перед тенями или таинственными убийцами в ночи, и вы можете улыбнуться в ответ. Как бы там ни было, империя держалась не на этом. Все влияние вампиров сводится к легким корректирующим побуждениям и помехам на пути человеческой истории. Полное отсутствие вмешательства вампиров должно дать вам понять, что это не то, для чего нас создала природа (или иные силы).

Успех Помпея привел к падению республики. Слишком много всего накопилось. Достаточно сказать, что завистливый Сенат хотел ограничить его власть и отказывал ему во всем, что он просил от имени своих войск, а когда через двадцать-тридцать лет пыль улеглась, вдруг оказалось, что республике пришел конец. Юлий Цезарь открыто правил как император, и к моменту его смерти империя максимально расширила свои границы.

Как минимум два известных варианта Пути Ночи датируются началом христианской эры. Само по себе христианство быстро распространялось потому что римские граждане путешествовали с беспрецедентной легкостью и безопасностью, и вы знаете, как многие из нас интересовались христианской верой. Дворы Крови покинули свою вавилонскую колыбель, чтобы отразить новые представления среди смертных и каинитов об эффективности и правосудии, результаты чего широко применимы даже сегодня.

Убийство отца Править

Никому из вас не ведомо, какого это – существовать в присутствии бога, или кого-то настолько могущественного, что вполне может быть богом. Вы смотрите на своих лидеров на Фестивале и они кажутся вам ужасающими, но никто из них не старше четырех сотен лет. Я был самым старшим из присутствующих на церемонии, но и мне нет и тысячи лет. Но я испытывал на себе взгляд нашего основателя и знаю, почему это отцеубийство было необходимо.

Вы – честолюбивые существа. Это часть вашей природы и если бы вы не подкрепили это своими делами, вы бы не дошли так далеко. Вам тесно под мертвой рукой тех, что над вами и смотрите на архиепископа или кардинала, думая, сколько же столетий они еще продержаться на своих постах. Не удивляйтесь. Помните, что это сложно – скрыть от старейшин свои тайны; планируйте соответственно. Но теперь представьте, что ваши лидеры существуют не просто десятилетия, а тысячелетия, и что вы в любой момент можете осознать, что вами командует существо, которое старше всей записанной истории. Представьте, что все ваши надежды и страхи – как на ладони, а ваши планами случайно вписываются в схему, которая старше, чем язык, на котором вы говорите.

Великий бунтарь Править

Наш клан в его нынешнем составе начинается с Грациана Веронского, потомка средневекового итальянского рода. Он вырос в начале XII столетия в теплице пиренейской политики. Германская империя правила верхней частью региона, тогда как Нормандское королевство Сицилии контролировало большинство остальной территории. Религиозная и гражданская политика зачастую были одним и тем же и всегда сталкивались друг с другом.

Грациан был одним из многих амбициозных дворян. Впервые он показал себя как талантливых проповедник, используя статус епископа, который семья купила ему, когда тому шел третий десяток, чтобы во благо семьи подняться в глазах народа. Под личиной праведного гнева на грехи знати, он мастерски настраивал толпу против нежелательных соперников, в основном присваивая всю славу, которую они теряли, убегая со всех ног. Как только де’Вероны оказалась в безопасности, он начал действовать шире. В частности, он надеялся собрать действенную коалицию, которая бы могла заставить имперское правительство дать Италии больше автономии.

Из этого ничего не вышло. Города-государства не хотели терять своих привилегий, и вся знать в империи стала добиваться своих отдельных прав, вместо того, чтобы за кулисами объединяться против врага. Попытки Грациана зародить дух сопротивления немного повлияли на лишение большинства городов-государств независимости в середине столетия. Они стали настолько надоедливыми, что империя и нормандские сицилийцы поставили на место всех, до кого дошли руки. Но это было позже. На тот момент, а это примерно 1130 год, важно было то, что Грациано понял, что ему не суждено быть вторым Карлом Великим или Помпеем. Он планировал сойти с государственной арены, чтобы вернуться к семейным заботам сразу же после последнего визита к императору.

Во время этого визита решилось многое. Де’Вероны были озадачены во время его отсутствия, скрывая внутренние сомнения о реальном богатстве и связях Грациано. Они даже не подумали ассоциировать эти новые страхи с танцующими больше обычного тенями в своем поместье, и, конечно же, обладая лишь смертной силой воли, у них не было шансов. Все, что они знали с растущей уверенностью, это то, что Грациано опозорил честь семьи своим высокомерием и заслуженным наказанием. Агенты семьи тихо расстраивали планы Грациано, так же, как и шелест по ночам в имперских коридорах.

Вы уловили тайную подоплеку истории. Да, Допотопный Ласомбра заинтересовался Грациано, чувствуя, что пришло время ему создать новое дитя. Грациано ответил на вызов с новым рвением. Для него это стало делом чести – встретиться с оппонентами лицом к лицу и опровергнуть их аргументы, унизив при всех. У него была хорошая поддержка среди инакомыслящих вокруг имперского трона, которые понимали, что Грациано во много прав, говоря о пользе непрямого вмешательства в правительство Италии для империи. К несчастью для становления дитем, его аргументы не могли пробить крепкие умственные барьеры власть имущих, которые имели власть отклонять или удовлетворять его запросы. Когда ему пришло смутно сформулированное предложение вернуться домой, Грациано понял, что впервые за свою взрослую жизнь получил поражение (по крайней мере, впервые не добился важной для него цели).

Ирония состоит в том, что Грациано на самом деле планировал предать семью. Баварская и богемская знать, у которых были интересы в Италии, убедили его отречься от прежних соратникв в движении за автономию Италии в обмен на земли и перспективы в Германии. Грациано особо не скрывал свой растущий интерес к предложению Германии. Зато он хорошо скрывал, насколько сильно он поменял взгляды.

Неудавшийся дипломат был арестован по прибытию домой. Его родители обвинили его в предательстве, в попытке подорвать позиции семьи через многочисленные преступления против империи, которые хотел использовать в личных целях. Довольно убедительные доказательства подлили маска в огонь. Вы знаете, как хорошо некоторые из вас могут одурачить смертных; только подумайте, на что вы будете способны после нескольких тысяч лет практики. В конечном итоге Грациано попал в тюрьму, ожидая неминуемой казни.

В ту ночь Допотопный явился к нему в камеру для разговора. Не в его стиле было кого-то обращать насильно. Он считал, что дитя должно само попросить перемен. К его удивлению, Грациано не был склонен принять предложение. Он был уверен, что сможет выбраться и полагался на две безупречно продуманные схемы, каждая из которых должна была сработать. На самом деле Допотопный ему очень понравился, и он захотел узнать больше о каинитах, но он видел выбор и не хотел расставаться с жизнью так скоро.

Удивленный и немного разочарованный Допотопный больше не делал предложений. На следующую ночь он опять вернулся в камеру. На этот раз Грациано не дергался от удивления, потому что палачи сломали ему обе ноги. Его глаза не расширились от удивления, потому что были настолько заплывшие от многочисленных побоев, что не могли открыться. Допотопному не нужно было делать многого, чтобы вдохновить допрашивающих де’Веронов оторваться на молодом человеке по-полной – он просто показал им и старейшинам семьи доказательства дел Грациано с Германией. Теперь Допотопный говорил с Грациано о преимуществах Объятий, и на этот раз Грациано слушал куда внимательнее. Он понимал, что всего лишь смертный разум ему не поможет. Поняв это, он принял Объятья.

Детали побега Грациано довольно обыденны, включая тело, которому с помощью кровавой магии было придано сходство с Грациано и которое осталось в камере вместо него. Что важно, Грациано последовал за Допотопным в его сицилийскую крепость. По мере того, как он понимал, как далеко черная рука клана (и кланов) запустила свои пальцы в дела, которыми он мечтал управлять, будучи смертным, его охватило страстное желание низвергнуть Допотопного так же, как он надеялся низвергнуть императора. Для начала он решил стать образцовым дитем Допотопного.

Некоторые из вас могут предвидеть будущее, и вы видели достаточно доказательств того, что существуют гораздо более сильные пророки. Было бы глупо считать, что Допотопный не подозревал о своем приближающемся уничтожении. Существует несколько теорий, почему он не препятствовал Грациано.

  • Поддержка извне. Имеется в виду, что Грациано действовал не в одиночку. То ли другой Допотопный, то ли еще какая сила помогали ему. Ходят слухи об инферналистах или злых духах из земель старых Цимисхов. Не обращайте на них внимания. Это смешно. Однажды ночью вы, возможно, лично увидите Грациано, и что бы кто ни говорил, от него даже не пахнет инфернальностью или чем-то таким. Что же до остальных манипуляторов, то теория, которая объясняет все и сразу, никуда не годится.
  • Самоубийство. Имеется в виду, что Допотопный сам выбрал смерть. Возможно, ему стало скучно, возможно ему казалось, что так он сможет искупить какой-то великий грех, а может наоборот – что никогда не сможет. Да почему вообще совершают самоубийства?
  • Что-то пошло не так. То есть, Допотопный хотел использовать дитя-отцеубийцу в своих целях, а причина успешного бунта Грациано крылась в том, что ему очень дико повезло, или в том, что сильно не повезло его сиру, или и то и другое. Так же, как и теория "поддержки извне", это не поддается анализу, поэтому по факту является не больше, чем религиозной доктриной.

В любом случае, суть в том, что Допотопный поддался на лесть Грациано и проигнорировал старейшин, которые нашептывали ему, что тот захочет сделать в черной крепости то же самое, что хотел сделать в Германии. Меня самого Обратили через несколько десятилетий после Грациано, и я четко помню царившую атмосферу – Грациано продолжал попытки взять под контроль итальянскую власть, теперь кроме своих природных способностей используя новые силы. Из этого ничего толком не вышло, но он приобрел много опыта, и теперь его сильно раздражала вампирская иерархия, которая связывала ему руки гораздо сильнее, чем когда-либо удавалось кому-то из смертных.  Мы, молодые, часто разговаривали рано утром, прямо перед сном, о жажде новых возможностей. Грациано отличился тем, что посмел что-то с этим сделать.

Эра бунта Править

Я даже не могу вам передать, насколько ужасными временами для нас как каинитов были XIV и XV столетия. Великая чума почти лишила нас еды, а выжившие были настолько редки, что незаметно существовать среди них стало почти невозможно. Тем не менее, каиниты продолжали создавать детей, перенаселяя города свыше всякой нормы. В то время как сами Допотопные проводили все больше и больше времени в торпоре, слишком много Мафусаилов продолжали угнетать нас своим авторитетом. Пока они и их ужасные сиры продолжали править, мы не имели возможности достигнуть того, чего, как мы чувствовали, мы могли достигнуть. Давление достигло апогея, когда столкнулись поколения и кланы вынуждены были начать соревноваться за ценные запасы пищи, что обострило их антипатию.

Что было еще хуже, мы столкнулись с неожиданно масштабным и организованным отпором смертных. Глупые представители нашего вида привлекли к нам внимание духовной и гражданской власти. Инквизиция превратилась из нескольких редких проповедников в эффективную секретную полицию, способную выследить нас и наших пешек. В придачу к Инквизиции, которая стремительно набирала влияние, успешные оттоманские завоевания – которые дошли аж до Вены, прежде чем отступить! – заставили восточноевропейских каинитов бежать на запад. Их переселение и скопление в чужих городах лишь облегчили охотникам задачу найти нас.

Как бы там ни было, огромное количество каинитов, существовавших в 1350 году, исчезло к 1500-му, как от рук смертных так и от рук каинитов. Вы даже не можете себе этого представить. Вы все слишком молоды, чтобы помнить грипп 1919-го года, не говоря уже о геноциде. Это было время, когда все поняли, что дальше так продолжаться не может. Это было время Грациано.

Пока мы, измотанные, пытались остаться на плаву, Грациано строил планы. Он наладил контакт со многими так называемыми "анархами", прислушиваясь к их жалобам и уча их двум вещам. Во-первых, он научил их, как правильно находить и использовать представляющиеся возможности, в каком бы положении они сейчас не находились. Больше столетия у него была что-то наподобие сократовой академии для анархов, где "изучались" политика смертных и вампиров, использование религиозной системы, торговля и так далее. Во-вторых, он показал им, что какими бы полезными ни были эти уроки,

В конце концов все сводится к капризу старейшего. Между занятиями в своей академии, он путешествовал по всей Европе, создавая новые союзы за рамками клана. Его сделки с Ассамитами Святой земли и Балкан имели для нас огромное значение.

Около 1400 года Грациано понял, что в состоянии уничтожить нашего Допотопного. На протяжении двух полных поколений людей он вынашивал свои планы. Примерно в середине столетия лед тронулся. Орден Победы и прочие объединения силовиков клана познакомили анархов с воспоминаниями старейшин Ласомбра, сговорившись сообща совершить дьяблери. Некоторые такие воспоминания сразу же были признаны ложными, другим удалось пройти тщательную проверку. Суды Крови созывались все чаще, а ряды старейшин клана постепенно таяли. Создавалось впечатление, что сам Допотопный не замечает, что происходит вокруг него, или не придает этому особого значения, так как он ни разу не ответил потомкам, когда те спрашивали, что же им делать.

Со временем воспоминания, которые Ассамиты вложили в некоторых анархов, позволили уличить тех старейшин, которых Грациано считал угрозой. Больше всего он хотел устранить Монтано, но он также беспокоился о более мелких фигурах. Его очень беспокоило то, что те, кого он больше всего хотел устранить, оказались самыми устойчивыми к подделке разума. Грациано лично помогал Ассамитам в смешении разумов, и как он сам сказал, никогда до того и никогда после он не доминировал смертных с такой тщательностью. Необходимость его плана и ситуация в целом вдохновили его достичь небывалых вершин в этом деле, и этого не повторится до тех пор, пока какой-нибудь кризис в будущем не вынудит его к этому снова.

В то время, как клан пребывал в хаосе, убийство произошло летним вечером 1483 года. Ну, может быть, и нет. Разные источники указывают на разные даты; но вот что я помню. Разноклановые силы анархов осадили сицилийский бастион. Допотопный не проснулся и не восстал, и всеобщее смятение охватило Ласомбра-защитников. Очень быстро все жители замка кроме Допотопного стали перед выбором - сдаваться или погибнуть. Монтано избежал пленения той ночью, сбегая постоянно с помощью никому неизвестного (кроме, наверное, Допотопного) искусства Власти над Тенью. В конце концов, Монтано сбежал. Все остальные сдались силам Грациано либо стали пищей для захватчиков.

Грациано и несколько старейшин спустились в глубины крепости, чтобы встретиться с Допотопным. Духов пустоты, которые обычно были на нижних уровнях крепости, нигде не было, поэтому спуск был быстрым и простым. Полдюжины захватчиков припали к спящему и за несколько минут осушили его. Он не проснулся и не пошевелился. Когда же его осушили, он просто рассыпался пеплом, оставив после себя черную как смоль горку. Так в решающий момент не было никакой драмы, а лишь хорошо реализованный план.

Клан без главы Править

Грациано созвал Друзей Ночи, Amici Noctis, как их тогда называли, и представил им содеянное. Они могли его осуждать. На самом деле, он провоцировал их на это, показывая, что если они не остановят его сейчас, он переделает клан во что-то совершенно новое. Друзья выслушали и отошли в сторону. Некоторые из Друзей решили присоединиться к мятежу Грациано. Другие хранили молчание, решив не вмешиваться в происходящее.

Великий бунтарь заявил, что в отличие от Августо Джованни, не будет присваивать себе статус основателя клана. Он был, как он сам сказал, очень доволен тем, что являлся членом клана Ласомбра, но теперь чудовища, определявшего клан, больше не существует. Теперь каждый член клана может решить для себя, чем является род и действовать соответственно. С этих пор никто не будет править кланом – Грациано не двусмысленно запретил эту должность и "посоветовал" Друзьям Ночи не помазывать приемника. Монтано решительно выступил против этого шага, но безуспешно. Он и горстка его соратников стали скитающимся кланом-в-изгнании, и были окрещены кем-то из остряков Друзей как "анти-племя".

Вынашивание Шабаша Править

Ровно через десять лет после того, как Грациано нанес решающий удар по клану, каким он был, Восстание Анархов формально окончился патетическим провозглашением соглашения, известного под названием "Торнское соглашение". Проще говоря, большинство анархов снова смиренно склонились перед своими старейшинами в обмен на символическую договоренность о верности между ними и их будущими хозяевами. Только несколько самых отважных с каждого клана выбрали продолжать борьбу. Наш термин, "анти-племя", стал символом чести. В итоге, форма "антитрибу" получила самое большое распространение.

Вы должны помнить, что до этого любая организация за пределами одного клана была большой редкостью. Камарилья была, по сути своей инновацией, чем-то к чему медленно шел наш род. Старейшины склонялись к ней не столько из-за энтузиазма, сколько из-за пугающего ощущения ее необходимости. Зажатые между давлением смертных и угрозой со стороны неонатов, они добровольно отказались от значительной части независимости, что должно было определить их статус. Кланы, оставшиеся в стороне от Камарильи, поступили так в основном из-за того, что их старейшины были достаточно мудры, чтобы видеть, что категоричность новой организации разрушит прежние устои с таким же успехом, как и капитуляция перед анархами.  

На протяжении последующей половины столетия наш клан просто шел своей дорогой. Так же, как и Цимисхи, которые повторили за нами уничтожение своего Допотопного из тех же побуждений, Ассамиты (которые трусливо поддались нависающему давлению Камарильи), Джованни, Равносы и Сетиты, оставшиеся на свободе. Наши старейшины в основном продолжали действовать, как действовали, в то время как Суды Крови продолжали исполнять свои функции. Наши неонаты продолжали экспериментировать с отношением к человечеству.

Я отчетливо помню, как впервые услышал термин "Шабаш", примененный к стае каинитов, охотящихся на смертных. Это произошло в Страстной четверг 1502 года сразу после Бдения. Я помню это, потому что был на мессе с несколькими неапольскими соклановцами. В тех краях у нас было дело, которые некоторые Друзья называли Каинитской Ересью (я не буду останавливаться на этом детальнее. Если интересно – спроси у дуктуса или архиепископа). После Бдений наша небольшая группка стояла во внутреннем дворе, любуясь звездами и как всегда задаваясь вопросом, какую же роль мы играем в Божьем замысле. Тогда я был так горяч и так глуп.

Один из самых молодых неонатов держал речь о том, что вся Италия погрязла в идолопоклонничестве (так же, как и сейчас), упомянув о том, что, то тут, то там в сельской местности собираются сборища ведьм, устраивая "шабаши", похищая как взрослых, так и детей для каких-то тайных ритуалов. Как он сказал, он и его товарищи одевались в различные наряды, традиционно приписываемые ведьмам, и вели себя так, как от них ожидалось – вбегали с нечеловеческой скоростью в село, крича о том, что они пришли, чтобы собрать души своему хозяину Сатане, вламывались в случайные двери и похищали столько людей, сколько нужно было для их пропитания. Мы все нашли этот рассказ довольно забавным, похвалив за находчивость.

Я вспомнил об этом смышленом парне через шесть или семь лет, когда до нас дошла информация о стаях каинитов, занимавшихся тем же самым в пойме Дуная и вдоль Балтийского побережья. Для многих смертных, появление этих шабашитских каинитов было предвестником оттоманской осады Вены.

Свобода в крови Править

Вскоре после наплыва и отступления Оттаманской волны, мы на Сицилии прослышали об этой штуке, Братании. Для вас это сейчас как само собой разумеющееся. Вы даже не можете себе представить, что за поразительная это была вещь! Епископ Эмори ведь никогда не говорил ни с одним из вас об узах крови, правда? Нет, я думаю, не говорил. Суть в том, что ваши сиры или другие старейшины могут привязать вас к себе, если вы выпьете их крови, и вы будете вынуждены подчиняться им и любить их. Это периодически использовалось для усмирения непослушного потомства.

И вот однажды благодаря какому-то неизвестному магу крови, мы смогли освободиться от этой угрозы. Мы смогли создавать связи с ровесниками-единомышленниками, с каинитами, связываться с которыми решали мы сами, оставляя старейшин не при делах. Я сам был одним из первых, кто пил из чаши Братания в великом ритуале, который мы совершали над прахом нашего Допотопного, а вскоре после этого лично помог устранить своего сира. Ох, как это было сладко! Как только тебе начнут натирать цепи Братания, помни о том, что может случиться, и о том, что древний ужас постоянно только и ждет, чтобы подкрасться сзади, если мы откажемся от этого неусыпного стража.

Кто бы ни изобрел Братание, в середине XVI столетия оно распространилось со скоростью пожара. Очень скоро, когда каиниты это осознали, оно стало защитной тактикой каинитов, бунтующих против Камарильи и руководителей секты, наравне с тем, как стая Шабаша стала сформировавшейся ячейкой организации. Эти два фактора стали определяющей причиной сплочения инакомыслящих. Где-то в середине столетия мы стали определять себя как Шабаш. Суды Крови впервые воспользовались этим термином при рассмотрении дел в 1552, затем в 1558, и продолжали его использовать во всех последующих годах. Тем не менее, не забывайте, что мы, Ласомбра, чаще всего объединялись друг с другом; межклановые стаи до сих пор были редкостью, потому что мы были подозрительны. Мы всегда были настороже, даже будучи связанными Братанием.

Тем не менее, мы принимали участие в попытках измотать и подорвать Камарилью. Вы можете найти хорошее описание меня в одной из книг Чарльза Форта, где он описывает (с присущей ему большой долей скептицизма), атаку каинитов на мальтийских пилигримов в 1585 году. Даже вот этот шрам вы можете найти в тексте. Он так сильно взволновал общественность, что приспешники Допотопных потратили годы, чтобы загладить ситуацию, и естественно, в конце концов, у них ничего не вышло. Возможно, подобных успехов получается добиться не часто, но мы в любом случае заставили их потратить, в свою очередь, гораздо больше ресурсов, чем им бы хотелось. Наша растущая слава сделала из нас заклятых врагов секты и привлекла небольшую, но верную кучку перебежчиков, которые хотели того, чего секта никогда бы не позволила - полностью реализовать себя.

Построение Путей Править

В те столетия философия людей набирала новые обороты. Так же, как и наша. Но сначала я должен ввести вас в курс дела, потому что в те времена все было по-другому.

Большинство каинитов на протяжении истории в той или иной мере придерживались смертных стандартов человеческого общества, из которого они происходили. Они охотнее отождествляли себя со слабыми людьми, нежели с более достойными существами со стандартами, ничего общего не имевшими с человечеством. Рядом с этим презренным ажиотажем  вокруг способов жизни традиция поставила несколько "Дорог", более или менее оформленных этических систем, отражающих вампирское существование. Многие из них начинались с повышенного интереса к чему-либо одному – благородству, пониманию смертных, или чего-то еще – и развивались в целые… парадигмы, кажется, так это сейчас называется.

Во время Позднего Средневековья слабаки недавно созданной Камарильи начали войну против Дорог. Да, столкнувшись с возрастающей угрозой со стороны человечества, и возможностью перейти в стан анархов или шабашитов, чтобы восстать против тиранов-старейшин, они начали зачистку каинитов, на желавших вести себя как скот. Уверен, это удивляет вас так же, как и меня, когда я впервые это узнал. Да, Камарилья со всей своей коллективной мудростью пришла к выводу, что настоящая проблема – это каиниты, не желавшие существовать по законам, не вяжущимся с прятками от человечества. Множество Дорог было утеряно, а другие были скрыты от посторонних глаз. В дальнейшем их последователи тщательно скрывали свои секреты.

Все это привело к образованию интеллектуального вакуума среди каинитов. Под эгидой Шабаша в XVI и XVII столетиях прокатилась волна интеллектуального волнения. Родилось почти дюжина новых этических систем, подвергшихся жесткому и показательному испытанию на практике руками и умами каинитов, способных сильно терять в человечности, не отдаваясь при этом в лапы Зверя. Общеизвестные как Пути Просветления, эти системы - одно из самых непоколебимых достижений нашей секты. Надеюсь, ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что клан Ласомбра сыграл главную роль в этом достижении. Мы мудро уберегли от уничтожения нашу собственную характерную Дорогу Ночи, и таким образом могли начать разработку Путей не с чистого листа, в отличие от других кланов. Amies Noir так же оказали огромную поддержку философам и мудрецам, так же интересующимся развитием других направлений.

В этой работе есть один интересный момент. Большинство главных изобретателей пожелало остаться неизвестными. У нас просто нет достоверных имен или некрографий (если я использовал правильное слово) каинитов, которые, например, привели в порядок древние двойственные взгляды в Путь Катари, или разработали элегантный компромисс, являющийся Путем Соглашения Чести. Ты можешь много узнать об их древних последователях, и можно предположить, что те, кто в старину говорили и писали об этих Путях, являлись так их же создателями, но это не может быть чем-то большим, нежели просто предположением. Возможно, в процессе создания этих систем есть что-то, что для многих идет в разрез с привычным эгоизмом каинитов. Или возможно, как сказал один Ласомбра, факт того, что создатели пожелали остаться в тени, есть художественный прием, так же как метафора, и отражает глубокое вмешательство Бездны в работу над ними.

В Новый Свет Править

Ни для кого не секрет, что вопреки нашим самым лучшим ожиданиям, мы не добились успеха в вытеснении Камарильи с Европы. Конечно, в этом нет ничего удивительного. Среди кланов за пределами Камарильи, только мы и Джованни широко представлены в Западной Европе. Всех прочих можно, в общем-то, не считать, поскольку они связаны с другими землями. У нас было стремление – святое стремление, как по мне, отголосок страсти самого Каина – но нам не хватало ресурсов.

Естественно, мы начали искать альтернативы. Конечно же, Камарилья, так же как и мы, знала об открытиях по ту сторону Атлантики. Просто им не было до этого никакого дела, разве что кроме мимолетной заинтересованности городами ацтеков и инков. Мы не могли себе позволить роскошь мимолетной заинтересованности, нам было просто необходимо найти для себя новые земли. Итак, сначала поодиночке, а потом и массово, мы со своими собственными корсарами (и ничего не подозревающими смертными) вышли в море, чтобы основать на диких землях новые империи.

Вижу вопрос на ваших лицах. Да, я сказал, "диких". Меня не волнует, каких высот добилось их общество до прихода европейцев. Люди, которые не строили великих городов, даже не достойны того, чтобы от них питаться, хотя среди них и попадались достойные Объятий кандидаты. Европейское понятие того, что цивилизацию определяют города, по крайней мере, частично является данью нашему влиянию, и одной из главных истин нашего вида, не считая Гангрелов и прочий сброд. Мы поддерживали отважных поселенцев по всему Новому Свету, чтобы построить приличествующие нам дома.

То были ночи хаоса, по крайней мере, так говорили мне те, кто уплыл рано. Отрезанные от влияния власть имущих своих кланов, эмигранты постоянно грызлись между собой. Попытки собрать для Братания обитателей разных континентов, ни к чему не привели, поэтому по-настоящему надежными были только локальные узы. Вдобавок, эмигранты столкнулись с уровнем активности люпинов, невиданным со времен Каменного Века. Не мы одни добрались до континента – камарильские прихвостни (и несколько шпионов, которых к ним причисляли) так же перебрались через океан, принеся с собой тесные ограничения, которые они называли "Традициями".

Без сомнения, в горниле этой борьбы, мы закрепили за собой позиции лидеров. Свойственная Друзьям Ночи склонность к децентрализации означает, что члены нашего клана никогда не будут полностью изолированы, пока поблизости обретаются опытные соклановцы. За несколько десятилетий Суды Крови стали самой близкой к процедурной справедливости формацией в Новом Свете, и в некоторых случаях Друзья даже предлагали свои услуги каинитам Камарильи, споры которых требовали решения. Хотя ты вряд ли услышишь, как кто-то из ныне активных участников тех событий говорит об этом.

Сходство между нашими обрядами и разнообразными традициями, существовавшими среди дикарей, заслуживает обсуждения, но не сейчас. Достаточно сказать, что точно так же, как мы совместили разрозненные европейские практики и сделали их частью нашего корпуса таинств, мы обработали и эти ранее не знакомые нам обычаи. К сожалению, пока мы размышляли над вопросами синкретизма, в конце XVII века сюда прибыли основные силы Камарильи; к 1700 году их конклавы уже существовали в большинстве портовых городов, а также в некоторых небольших поселениях. Наша тактика коротких ударов лучше всего показала себя в пограничных землях, поэтому мы переместились туда, оставив позади слишком много лакомых кусочков.

В Центральной и Южной Америке нам удалось добиться большего. Мексика, конечно же, была нашей почти со времен Кортеса. Мы были там, когда город  Теночтитлан стал Мехико с буквально милями охотничьих угодий, прекрасно подходящих для наших сборов. Мы не поспевали за Писарро и его отрядом, но причиной тому  была Амазонка и фанатично ненавидящие каинитов существа, там живущие. На прокладку путей к новым крепостям Шабаша в горах и берегах юга ушло немало времени. Я не хочу, чтобы у вас создалось впечатление, будто бы мы ничего не сделали в англо- и франкоговорящих колониях, просто там было сложнее продвигаться вперед. Почему-то камарильские "Сородичи" из северных народов лучше справлялись с внезапными нападениями, чем их южные товарищи. Мы вступили в жесткую схватку вдоль северного атлантического побережья вплоть до самого залива Святого Лаврентия.

Ваши наставники, я уверен, упоминали о том, что как клан мы редко пытались направлять дела смертных, просто получая от них то, что нам нужно для достижения своих целей. Дела конкистадоров и ацтеков – занятное исключение. Два ученых-Ласомбра присоединились ко второй экспедиции в Мексику, где с большим интересом прислушивались к рассказам жрецов ацтеков о жертвоприношениях Уицилопочтли, богу солнца, чтобы быть уверенными, что солнце будет восходить каждый день. Это были времена порой доходящих до безумия амбиций среди нашего клана, и две испанские стаи решили, что они способны ввергнуть мир в пучину вечной тьмы, уничтожив ацтеков.

Эта идея была не такой уж и смехотворной, как вам может показаться. Первые шабашитские путешественники по Новому Свету встречали бродящих в глуши древних тауматургов, практикующих пути, не известные в Старом Свете. Некоторые из них были по-настоящему стары, Мафусаилы, возможно даже Допотопные, чьи имена затерялись в истории. По правде говоря, нельзя исключать того, что они могли владеть могущественной магией, влияющей на солнце или, по крайней мере, на путь света от Солнца до Земли.

Мы не устраивали великого геноцида. По крайней мере, не европейцы, если говорить точно. Болезни сделали большую часть работы задолго до прибытия армий. Мы, как клан, оказывали финансовую поддержку завоевательным походам, и мы использовали наше влияние, чтобы поддержать мечту о завоевании в моменты, когда плохие вести могли ослабить решимость смертных продолжать начатое. Все это было направленно на то, чтобы помочь смертным осуществить то, что они сами решили сделать, мы просто повышали эффективность исполнения.

Как вы знаете, солнце не исчезло после того, как жертвоприношения Уицилопочтли стали совершаться с перебоями, а потом и вовсе прекратились. А жаль.

Несколько дыр в истории Ласомбра наводят на мысль об использовании сверхмощных ментальных Дисциплин. Одна из них – это действия тауматургов, вдохновивших Ласомбра на геноцид в Новом Свете. После 1550 года они больше не встречаются ни в каких записях. Никто не спрашивает о них. Возможно, они были уничтожены или исчезли по собственной воле. А может быть и нет. Они так же с легкостью могут там быть до сих пор в пустынях и горах, продолжая свое дело, что бы ни привело их через Атлантику тысячелетие назад.

Мир и побег Править

Столетие войны смертных так же было и столетием войны внутри Шабаша. Ни американская, ни французская революции не были столь братоубийственными и ужасными как борьба за малочисленные стада бушевавшая внутри секты. Во время напряженного десятилетия около 1800 года создавалось впечатление, что Шабаш, по крайней мере, американский, может вообще перестать существовать как понятие. Конечно, судя по тому, что вы здесь, мы выжили, и во многом благодаря договору, заключенному в 1803 году. Так называемый "Договор о покупке" положил конец старым обидам и гарантировал право уничтожать тех, кто действует вопреки интересам секты. Последнее дало больше власти церковной иерархии, формировавшейся в те времена (устоявшиеся титулы и звания появились позже – в XIX столетии). "Договор опоры" не решил всех проблем в секте, но никто на это и не надеялся. Он уменьшил тогдашнее напряжение и позволил быстрее решать конфликты в будущем. Несомненно, это было выдающееся событие.

Мир, каким он тогда был, медленно распространялся к югу от англо- и франкоговорящих земель. Он никогда до конца не закреплялся на северо-востоке Северной Америки, за которую боролись новоприбывшие народы. Симон Боливар и его войска полностью переменили расстановку сил. Камарилья держалась подальше от происходящей свалки, в то время как мы ей наслаждались. Даже сейчас ты не найдешь много слуг Допотопных в Колумбии, Уругвае и Венесуэле. В условиях меньшего внешнего давления наши собственные внутренние различия вырисовывались более четко, и что-то наподобие войны всегда существовало между тамошними архиепископами и кардиналами. Что напоминает мне…

Каиниты в митрах Править

Некоторым из вас, я уверен, интересно, как это так – общество каинитов, посвятивших себя свободному выражению своей внутренней сущности начало подражать человеческой организации, пропагандирующей подчинение церковным догматам. Причиной тому две разные, но постоянно взаимодействующие силы.

Во-первых, это своего рода пародия, или, скорее, сатира. Мы используем черты смертной религии, в основном, но не только католицизма, потому что это нас забавляет. Каинитам становится скучно, а горстка скучающих каинитов в одном месте притягивают неприятности. Как только появилась необходимость в структуризации наших обыденных дел, почему бы не наполнить ее огромным количеством деталей и созданием почвы для административных сложностей? Наша организация, как и наши ритуалы – это часть игры.

Во-вторых, да, мы превозносим силу каждого отдельного каинита. Но чтобы полностью понять, чем является эта сила, мы должны искать истину и не допускать ошибок. Мы водим за нос остальных. Мы не должны обманывать себя. Рассматриваете ли вы, как это сейчас модно, каинитов с антропологической точки зрения или признаете, что в нашем существовании замешан Бог, дух, душа или что-то другое, от чего убегает современный мир, вы должны понимать, что вопросы, которые мы ставим – религиозные. Мы имеем дело с природой мира, греха, проклятия и искупления, отлучения и смерти. Это реальные вещи, а не продукт наших выдуманных надежд и страхов. Есть силы в ночи и за пределами звезд, и тот, кто приблизится к ним неподготовленным, сгинет.

Церковная иерархия, по крайней мере, когда управляется так, как в Шабаше, возносит подготовленных на вершину. Структура напоминает нам о различиях между нами, и что есть те, кто лучше других подходит для тех или иных ролей. Вы подчиняетесь старшим, потому что они в чем-то лучше вас. Вы выживаете только потому, что они играют свои роли правильно. Вы еще не готовы встретиться в одиночку с врагами, с которыми мы сталкиваемся, не говоря уже о тех силах, что стоят за ними. Вы служите беспрекословно, чтобы развиваться в свободе. Полная свобода равнозначна полному уничтожению – вы делаете то, что должны, чтобы получить то, на что вы способны.

Другие ветераны Шабаша могут упомянуть еще, по крайней мере, две причины. Ни одна из них меня не впечатляет, но вы скорее услышите о них, чем нет.

Некоторые члены нашей секты верят, что та или иная человеческая религия истинна. Почивший кардинал Монкада был самым ярым сторонником этой идеи в отношении к католицизму. Члены специфического культа Бездны среди антитрибу точно так же относятся к зороастризму и другим дуалистическим религиям. От них вы услышите о том, что мы используем религиозные структуры смертных, потому что они истинны. Уважайте эту точку зрения настолько, насколько вы считаете, она этого заслуживает.

И, наконец, некоторые из наших самых выдающихся старейшин настаивают на использовании структуры религий смертных по чисто психологическим причинам. Когда зародился Шабаш, католицизм был официальной религией тех мест, где мы были сильнее всего. Где-то превалировал протестантизм, но откровенно говоря, он не изобиловал таким количеством символов, поэтому нам не подходил. Даже в протестантских землях католицизм (или православие) был воплощением божественной власти. В землях индусов в наших соборах стояли алтари всем богам смерти, хаоса и террора. В Америках мы воздвигали тотемные столбы темным силам и собирались не только в храмах, но и в парильнях. Куда бы мы ни шли, что бы не говорили о тайном, все это было инструментом для пробуждения в вас разума на пути к постижению истины, зашифрованной нами в символах.

Источник Править

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.