ФЭНДОМ


Это - краткий пересказ истории Шабаша.

Восстание ЛасомбраПравить

Приблизительно в XIII-XIV столетии клан Ласомбра объединился и убил своего Допотопного. Возглавляемые харизматичным каинитом по имени Грациано, энергичные анархи из клана Сторожей решили, что длительная власть старейшин угнетает их. Как хранители и истинные мастера ночи, молодые Ласомбра восстали против феодальных связей сира и потомка, обрекавших их на вечное служение и унижение. Следуя за Грациано, Ассамиты и анархи всех кланов прибыли на Сицилию, где располагалось убежище старейшего Ласомбра. Не укрепленное и не готовое к осаде убежище пало, и Грациано выпил кровь старейшины, освободив свой клан от тирании.

Сохраняя за собой лидерство над бандами анархов, вероломный потомок прародителя Ласомбра, или возможно лишь марионетка в руках мастеров Великого Джихада, Грациано внезапно ударил первым, начав самый беспокойный период истории вампиров, за исключением разве что наступивших Последних Ночей. Грациано принял чин архиепископа после того, как Шабаш набрал силу (спустя несколько столетий после смерти Допотопного), но эти слухи противоречивы. Почему Грациано, нанесший первый удар Восстания Анархов, согласился на простое архиепископство? Каковы были причины, по которым он согласился на архиепископство? Мог ли этот жуликоватый мятежник и его разношерстные солдаты стать жертвами интриг кланов? Возникает множество вопросов, но в промежуток времени между смертью Допотопного и возвышением Шабаша Грациано и его свора исчезли.

Естественно, каждый рассказчик изменял эту историю по-своему, а правда исчезла под гнётом времени и слухов. Что касается описанных в этой истории вампиров – существуют ли они и по сей день, или давно пали от клыков других каинитов, но ни один из них до сих пор не выступил ни с опровержением, ни с подтверждением каких-либо подробностей.

Поход ИзверговПравить

Подталкиваемые успехом клана Ласомбра (новости очень быстро распространялись среди вампиров), Цимисхи поспешили последовать их примеру.

Изверги всегда были и остаются по сей день самыми капризными среди других кланов. Обладая непостижимым достоинством с одной стороны и извращенными отклонениями с другой, клан буквально погрузился в войну сам с собой. Как повелители Восточной Европы, старейшины Цимисхов удерживали свои земли во внушающих ужас стальных рукавицах. Многие поколения вампиров этого клана жили на своих землях так долго, что это трудно вообразить. Однако изнутри клан загнивал. Сами земли, которыми владели Цимисхи, как бы магически их притягивали, и эта сверхъестественная связь с землей не покинула клан и в современные ночи. Эта магия намертво засела внутри Извергов, заставив их приглушить былые распри и вернуться к проблеме старейшин. Трансильванская история отображает весь этот хаос и является общим примером других карпатских земель. Вампиры воевали буквально каждую ночь, уничтожая "подлесок" в своих кровавых крестовых походах.

В конце концов, страсть молодых анархов взяла верх над застоем и сокрушила наследие старейшин. Изверги, до сего времени столетиями правившие в своих владениях, были выкинуты на улицу или пали от рук и клыков воинственных анархов Цимисхов.

Стоит заметить, что немногие Цимисхи рассказывают о том, что хоть кто-нибудь из их старейшин был подвергнут диаблери. Ученые и историки среди кианитов рассматривают такие заявления с удивлением: почему потомки не пожелали силы своих старейшин? Почему они диалеризировали только представителей других кланов? Конечно, Цимисхи не комментируют эту ситуацию, и лишь иногда указывают на несколько позорных случаев, когда член клана совершил амарант над своим сиром. Другие кианиты видят, насколько редко это происходит и предпочитают не поднимать проблему.

И вот, наконец, в одну из ночей под конец XIV столетия (согласно сомнительным источникам), Изверги смогли найти местоположение основателя своего клана. Собравшись в одном месте, в заброшенном монастыре расположение которого ныне неизвестно, анархи Цимисхов достали останки своего Допотопного и провели диаблери над… этим.

После продолжительной и яростные битвы с приспешниками старейшего из членов клана анархи одержали победу. Лугош Предатель Крови, лидер, принявший участие в амаранте, впал в торпор, поверженный мощью крови того, кто был проклят Богом еще до рождения Христа. Никто более не видел Лугоша, но истории, ходящие о нем среди молодых шабашитов, говорят: даже если ты одержал победу над старейшиной, он все еще может утащить тебя за собой.
« О том, что мы чуть не сотворили.

Лугош, этот глупец, вел нас к проклятию. А мы шли за ним, как преданные ему мятежники, затягиваемые в ад вне нашего понимания.

Лугош умер той ночью, его, наколотого на деревянную пику, мы оставили позади, так как боролись с приспешниками старейшин.

Помню, как Это смотрело на меня, и у него было лицо Лугоша. С тех пор я стараюсь быть хорошим парнем.

 »

— из дневника Ламбаха Рутвейна, рассказ о падении Допоптопного Цимисхов.

И началось восстаниеПравить

Успех анархов Цимисхов и Ласомбра (многие из которых объявили себя антиплеменем или "анти-кланами", чтобы показать, что они повернулись спиной к своим отцам) дал начало массовому уничтожению старейшин, охватившему всю Европу. В отличие от прежних столетий чада, разочарованные в обращении к ним старейшинах, теперь подняли открытое восстание.

Старейшины погибали толпами, часто унося с собой множество своих вероломных детей. По мере продолжения войны численность каинитов Европы стремительно уменьшалась. Анархи не оставляли камня на камне в своей войне со старейшинами, заручившись могучей поддержкой вампиров-наемников клана Ассамитов.

Хотя ни одному другому клану не удалось добиться того же успеха в войне со старейшинами, как кланам Ласомбра и Цимисхи, недостатка усердия не было. Даже на одного из самых влиятельных Старейшин тех темных ночей, Хардештадта из клана Вентру, было совершено смелое нападение, и, хотя он выжил, стало очевидно, что нужно что-то сделать с безудержно растущим хаосом, который несли анархи.

Вскоре после того, как Восстание Анархов вошло в свою самую активную фазу, вампиры поняли, что они зашли слишком далеко. Смертные, наблюдая хаос и террор, происходящий вокруг, обнаружили, среди них тени монстров. Отчаяным воззванием человечество упросило Папу Римского направить Инквизицию стереть этих дьяволов и еретиков с лица земли.

Её миссия опустошала сообщество каинитов даже сильнее, чем междоусобная война, поскольку теперь каиниты должны были бояться не только друг друга, но и факелов Инквизиции. Разумеется, превосходство старейшин осталось непоколебимо, поскольку эти старые, трусливые вампиры оставили своих чад в лапах Инквизиции, чтобы спастись самим.

Торнское соглашениеПравить

Наконец, события достигли кульминации. Некоторые влиятельные старейшины, и среди них считавшийся мертвым Хардештадт, оповестили всех сородичей, утверждая, что они нашли то, что лишит эту войну необходимости. Это письменное соглашение, известное как Торнское соглашение, обещало восстановить порядок и неприкосновенность расы каинитов.

Конечно, в руках старейшин, которые создали договор, предложение просто обещало возвращение к прежнему порядку вещей.

Однако у анархов и Ассамитов, оказавшихся между Инквизицией и старейшинами (имевших за плечами столетия и потому бывших не в пример изворотливее) не было выбора. Будучи неформальным объединением, анархи приняли Соглашение в надежде обеспечить себе в некотором роде мирное возвращение в общий дом. Признав неудачу, анархи и Ассамиты уступили желанию собравшихся старейшин, что привело движение анархов к окончательному завершению.

Как бы то ни было, не все анархи сдались так легко. "Окончательное" возвращение, достигнутое вампирами недавно созданной Камарильи, раскаявшимися анархами и подавляющим большинством клана Ассамитов, не удалось изменить создавшегося положение. Придя в ярость, эти анархи и вышедшие из под контроля Ассамиты бушевали в Торнсе, оставив после себя только сгоревший, окровавленный скелет города. Хотя секте ещё только предстояло стать Шабашем, той ночью она определила для себя образ действий на грядущие века.

В течение следующей половины столетия стаи ("шабаши") антиплемен наводнили ночи, унося во тьму жизни и нанося удары точно в основание власти, возводимой Камарильей. Все эти 50 лет мятежники собирались в сплоченную общей идеей секту, составляя в общих чертах обоснование их войны против дёргающих за ниточки старейшин и Допотопных. Свобода от Джихада старейшин стала основной задачей: уничтожение Ласомбра и Цимисхами своих Допотопных лишь позволило выжившим старейшинам занять их место. К середине XVI столетия организация, известная как Шабаш, объединилась в справедливой борьбе с Камарильей и слепом содействии большему злу.

Новый СветПравить

В конце XVI столетия Шабаш оказался в сомнительном положении. Состоящая по большей части из молодых вампиров, не имевших ни силы, ни влияния, и кучки своевольных старейшин (которые подверглись бы насилию, заяви они о своём согласии с Камарильей), секта не имела существенного преимущества перед зарождающимся противником.

Между вампирами новорожденного Шабаша и бывшей лишь немногим старше Камарильей разразилась жестокая война. Всё больше жертв попадало в руки Инквизиции, пока каиниты возводили всё новые границы, присоединяясь к одной из сект. Однако, эти границы не были политическими, поскольку вампиры не были способны помыкать главами держав или установить собственные правительства (речь идёт о высших эшелонах власти; низшими уровнями некоторые вампиры манипулируют до сих пор). Скорее сферы влияния определялись самыми дальними границами, до которых сородичи и каиниты могли распространить свою власть. Некоторые главные города в Испании, в то время в основном шабашитской, принадлежали влиятельным сообществам сородичей Камарильи, в то время как далеко не один город во Франции, на территории которой власть принадлежала Тореадорам и Вентру, оспаривался многочисленным населением Шабаша. В конце концов война стала походить скорее на еженощную череду партизанских нападений, нежели на открытое сражение на полях битвы. Марионеточные правители пали или сменили сторону. Рыцарские ордена прекратили существовать, наука создала новое ужасное оружие, которым можно ударить по врагу, и убежища полыхали как рождественский очаг. В конце, однако, перевес был на стороне Камарильи.

Век Великих открытий однако, показал новые перспективы как для человечества, так и для каинитов. Шабаш, состоящий из младших вампиров, с менее костным мышлением увидели возможности, которые предоставляла Америка, и воспользовались преимуществом. Покинув все территории Старого Света, (кроме, разве что, нескольких стоит упомянуть Мадрид, дом архиепископа Амбросио Луиса Монкады и некоторые из наиболее старых восточных владений Цимисхов), Шабаш установил неизменное присутствие там, где позднее возникли Соединенные Штаты.

Секта процветала некоторое время в развивающихся колониях. На фоне смертоносного революционного радикализма присутствие Шабаша было легко скрыть среди мятежников. Как бы то ни было, было две причины, по которым Шабаш оставался относительно слаб. Многие смертные бежали в Новый Свет из-за религиозных преследований, что дало большой процент колонистов с Истинной верой. Кроме того, в отдалении от логовищ своих старейшин, Шабашу стало трудно вести свою ночную войну с ними. Лишь присутствие ужасных люпинов не дало им скатиться в междоусобную ссору, как и слухи могущественном местном старейшине или привезенном из Старого Света Мафусаиле.

Относительная гегемония Шабаша, тем не менее, встречала противостояние, поскольку лишенные гражданских прав вампиры Камарильи также путешествовали через океан, надеясь добиться для себя наследства подальше от жестко ограниченных владений европейских старейшин. Вскоре война Шабаша и Камарильи, начавшаяся после Восстания анархов, переместилась на берега Америк.

Вскоре лишь редкие столкновения смертных не скрывали за собой зловещих последствий столкновений вампиров. Шабаш оседлал волну тех беспокойных времен, используя войну за независимость США, Франко-индейскую войну и непрерывное насилие на американской границе как прикрытие для их собственных кампаний завоевания и паразитизма. Как и в густо населенных городах Старого Света, почти в каждом городе было большое население вампиров, чего и пытались избежать сородичи бегством в Новый Свет. Осады — "взятие измором" вампиров Камарильи в городах, в то время как вампиры Шабаша неистовствовали, нарушая Маскарад, делая обособленное питание почти невозможным — стали популярной тактикой, но это редко приносило успехи в долгосрочной перспективе.

Первая гражданская война Шабаша Править

Возможно, единственная ущербная особенность Шабаша – нехватка организации. Вместо того, чтобы устанавливать строгие кодексы поведения и запутанную структуру вертикали власти, Шабаш выбрал свободу. Эта свобода, однако, обернулась против секты, послужив причиной события, известного как Гражданская война Шабаша.

Ласомбра и Цимисхи, самые многочисленные кланы в Шабаше в конце XVII века заняли непримиримую позицию по отношению друг к другу из-за быстро истощающихся ресурсов Нового Света. Америка была огромным и слабо развитым континентом городов было мало, и расстояние между ними было большим, и немногие каиниты перебирались в дикие земли. Города стали великой ценностью для Шабаша, ведущего внутреннюю войну за истощающегося поголовья скота, поддерживавшего существование сородичей. Фактически, многие шабашиты приняли личину индейцев-мародёров, превращая целые города в объятые страхом пороховые бочки, объясняя это тем, что если город не принадлежит им, так пусть же не достаётся никому.

Заслуживает упоминания то, что большой процент культуры Шабаша берет начало в индейских обычаях. Несколько из ритуалов секты происходят от шаманских практик, и большое количество принятых в секте поздравлений и меньших ритуалов (обмен кровью при рукопожатии, дымовые сигналы, потогонные домики и поиски видений напоминают определенные племенные ритуалы коренных жителей Нового Мира — или по крайней мере европейскую интерпретацию названных обычаев.

Среди борьбы между различными кланами и фракциями Шабаша, Камарилья проникла в Новый Свет незамеченной. К тому времени, когда Шабаш понял, что он окружен и, фактически, застигнут врасплох, было слишком поздно. За краткие 30 лет работа Шабаша была уничтожена теми самыми врагами, от которых он бежал из Старого Света.

Не желая потерпеть поражение, Шабаш сосредоточился на внутренних проблемах, желая уладить внутренние конфликты и снова обратить свое внимание на старые цели: Камарилью и старейшин.

Договор о покупкеПравить

В 1803 году, когда американский президент Томас Джефферсон получил всю американскую территорию к западу от реки Миссиссипи от французов, Шабаш заключил внутреннее соглашение, известное как Договор о покупке (в честь Луизианской покупки). Этот договор категорически запретил столкновения между членами секты, что стало важнейшим решением в свете дальнейшей истории. До Договора о покупке все шабашиты обладали полной свободой — и они, при желании, могли вести открытую войну с другими шабашитами или открыто притязать на сферы влияния других каинитов. Договор о покупке положил конец возможностям такого конфликта (по крайней мере, открыто, как к своему огорчению узнали многие Шабашиты). Не желая рисковать возможным разрушением от рук Камарильи из-за мелких внутренних стычек, Шабаш сосредоточил свое внимание на своих истинных врагах.

К несчастью, для Шабаша Договор о покупке был заключен слишком поздно. Коварное влияние Камарильи пустило корни в том, что стало Соединенными Штатами, а также дало американцам стимул начать движение на запад.

Однако вампиры Шабаша умели выживать, и несмотря на препятствия, возникшие на их пути из-за вторжения Камарильи, секта держалась стойко. Основывая опорные пункты в Канаде (для чего оказались очень полезными связи некоторых вампиров Шабаша с индейцами) и Мексике (где все увеличивающееся обеднение и коррумпированные правительства позволили процветать обществу нежити), Шабаш практически вытеснил Камарилью. Крестовые походы – жестокие молниеносные атаки, во время которых посылались многочисленные атакующие цепи вампиров, чтобы открыто или тайно захватывать города— происходили все чаще. Конкурирующая секта могла продвигаться только на запад, поскольку была ограничена присутствием Шабаша с севера и юга. Всё, что требовалось от Шабаша – удерживать границы.

Викторианская эпохаПравить

За исключением нескольких доменов в Испании и Италии, викторианский Шабаш считает все дикие земли своими, охотясь на крестьян, которые сохранили свои древние суеверия и веру, их единственную защиту от Проклятых. По утверждению некоторых высокоученых оккультистов этой эпохи, сам факт устроения вампирами ритуальных сборищ свидетельствует о том, что они враждебны Богу и являются проклятыми созданиями, которым не суждено узнать благодать Рая. Оккультисты-вампиры, пожалуй, осведомлены чуть лучше. Они указывают на то, что структура Шабаша схожа отчасти со строением католической церкви, со сложной иерархией епископов и архиепископов. Старейшие вампиры Шабаша упиваются этой скверной, сохраняя одно из древнейших в мире тайных сообществ.

В Старом Свете Каиниты прячутся от света и знаний, прокрадываясь сквозь останки древних королевств. Они не просто воплощают наиболее чудовищные сказания об их роде – они являются источником идей для этих легенд. Даже те, кто изучает запретные науки, быстро нарекают этих вампиров "злом". Однако более точным будет сказать, что они заключают в себе пороки, восхваляемые готическими новеллами, болтовню из скандальных газет и дешевых бульварных романов. Каждое их злодеяние, весть о котором распространяется по цивилизованному миру, работает против ненавидимых Шабашем врагов – вампиров Камарильи, скрывающихся внутри его и разыгрывающих из себя смертных. Каиниты сохраняют древние пути истинных вампиров и возвещают приход новой эры тьмы.

Там, где вампир Камарильи отпустит жертву, просто проявив милосердие, каинит викторианской эпохи ее убьет, осушив ее залпом и грубо отбросив в сторону. Там, где сородич гордится своим внешне истинно джентльменским поведением, вампир Шабаша будет стремиться достичь шедевра издевательств, нанесения увечий или кровавой резни. Страшные истории рисуют портрет вампира как бесчеловечного убийцы, утоляющего свои грязные страсти ценой людских жизней. Каиниты Старого Света способствуют формированию этих представлений, оправдывают их и превосходят.

Вампиры Шабаша в Новом Свете гораздо более прогрессивны. Они, подобно чуме, расползлись по Америке, Канаде и Мексике. Ничем не ограниченные, они наплодили слишком много потомков в крупнейших городах и потому рвутся постоянно атаковать те немногие домены Камарильи, которые встречают. В Америке они даже начали продвигаться в земли "краснокожих дикарей", осваивая ритуалы и мифы коренных обитателей континента. Вампиры Камарильи, в истинно викторианских традициях, приравнивают это к вырождению, смешению рас или сумасшествию.

Наиболее важный документ в истории Шабаша, Соглашение о покупке (1803), определяет единство его членов против всех, кто станет с ними бороться. Поступая так, эти вампиры викторианской эпохи стали противниками самой цивилизации. Они организуют продолжительные крестовые походы в цивилизованные земли, устанавливая в них свою волю с неистовым усердием. Самые молодые из них другого существования не знают.

Вторая гражданская война ШабашаПравить

Однако оставаться единым целым на практике оказалось трудным делом: вновь вспыхивали старые нравы, Цимисхи с Ласомбра обвиняли друг друга за то, что Соединенным Штатам позволили ускользнуть из пальцев секты. Более холодные головы в секте отмечали, что, в то время как Шабаш, возможно, и бросил Соединенные Штаты, он заявил относительно неоспоримые притязания на Мексику и Канаду, которые обещают намного больше в территориальном плане. Однако в военные времена трезвые умы никогда не одерживают побед, и началась другая волна соперничества, которая достигла высшей точки во Второй гражданской войне Шабаша.

На сей раз, разделенный географическим положением так же как и клановой принадлежностью, Шабаш в Новом Мире почти самоуничтожился. Ласомбра и Цимисхи не позволили другим каинитам оставаться нейтральными в конфликте, заметая кланы, фракции, культы — любого, кто мог помочь какой-либо из сторон в этой борьбе. Мексику эта война раздирала на части, что привело ее к плачевному положению, от которого она не оправилась даже до сих ночей. Конфликт в Канаде был менее острым – до тех пор, пока Цимисхи не обнаружили, что Ласомбра тайно посылали подкрепление в Мексику, чтобы помочь своему делу.

Однако, смертная история словно устроила заговор с целью обеспечить каинитам безопасность, поскольку конфликт достиг своего апогея именно во время Первой мировой войны. Американцы так сильно сосредоточили свое внимание на событиях в европейском театре, что у них было мало времени, для того, чтобы заметить тайные вампирские конфликты, происходящие на севере и юге. Аналогично, канадцы почти не чувствовали воздействия войны, поскольку эпицентр боевых действий был в Мексике на расстоянии в тысячу миль.

Принятие пересмотренного Миланского кодексаПравить

Камарилья захватывала власть в многочисленных канадских городах, поскольку присутствие Шабаша там стало слишком слабым, чтобы отразить их.

Наконец, поняв с мучительной ясностью, что их действия стоили им огромных территорий, вампиры Шабаша забывают о своих разногласиях... на некоторое время. Собравшись в Нью-Йорке, который секте удалось удержать несмотря на все усилия Камарильи, высокопоставленные шабашиты пересмотрели свою политику по требующим решения вопросам секты. Не довольствуясь простыми подписями под исполненным благих намерений соглашении, как было раньше, вампиры Шабаша долго и пристально рассматривали то, что было важно для Меча Каина. Собрание Шабаша (неслыханное дело!) активно и заинтересованно документировала Миланский кодекс, набор принципов, которые составляли идеологию Шабаша предположительно начиная с основания секты. Кроме того, собравшиеся вампиры представили несколько приложений, чтобы усовершенствовать кодекс, в свете недавних событий.

Пересмотренный кодекс снова появился слишком поздно и имел слишком мало значения. После нескольких скудных лет относительного мира (который многие шабашиты объясняют страхом перед серафимами, которые присутствовали во время переподтверждения кодекса), проблема возникла снова.

Третья гражданская война ШабашаПравить

Третья гражданская война Шабаша, самая краткая из этих трех, продлилась только 100 ночей в последней половине 1957. Спровоцированный отступником Бруха неудавшийся переворот в Нью-Йорке снова повлек за собой насилие. Как ни странно, конец конфликту положил компромисс - самый редкий прием в дипломатии каинитов. После того, как государственный переворот провалился, отступники Бруха поднялись против объединенных кланов Ласомбра и Цимисхов, подавлявших восстание. Однако, из пепла войны появилась объединенная группа каитиффов, называющая себя пандерами в честь своего лидера, Джозефа Пандера. Отступники Бруха поддерживали Пандеров потому, что они были сбродом и изгоями, что очень напоминало положение самих Бруха после переселения в Новый Свет. Увидев в этом возможность избежать еще одной длительной (и весьма обременительной) войны, Ласомбра и Цимисхи признали Пандеров отдельной группой, даровав ей статус клана или родословной. Когда толпа успокоилась, а Изверги и Сторожа проявили толику уважения, секте удалось, хоть и с трудом, избежать очередного саморазрушения.

Год Огня Править

В июле 1999 года на небе ненадолго показалась Красная Звезда, ознаменовавшая череду перемен, известную как Неделя Кошмаров. Согласно слухам, быстро распространяющимся по Шабашу, в Бангладеше проснулся Допотопный Равносов и был уничтожен неизвестной организацией в ходе трех дней и ночей разрушительных битв. Шабаш посчитал это событие святым откровением, а Красную Звезду - знаком неминуемого возвращения Каина. Регент объявил начало Крестового Похода и Шабаш массово обратил огромное количество смертных, бросая их в бой против своих врагов - Камарильи. Была или нет Красная Звезда великим призраком Конца Времен, она стала подходящим катализатором для изголодавшихся Каинитов дабы оправдать всеобъемлющий Крестовый Поход после стольких столетий холодного конфликта.

Окрыленные энтузиазмом, силы Шабаша покорили Атланту, Джордию и город Вашингтон. Детройт, вечный оплот секты, расцвел, подготавливаясь к близящемуся прибытию Каина. Впрочем, случались и неудачи. Могущественное проклятие прокатилось по рядам секты, уничтожив практически всех отступников Тремеров и самое больше предательство: отступники Ассамитов массово покинули Шабаш, после того как Старейший из них призвал их вернуться на гору Аламут.

Ночи СмутыПравить

Эта информация может оказаться неканоничной в свете выхода V5.

Отбросив всю осторожность, Шабаш восстал и приготовился к Геенне. Пришло время возвращения Каина. И... ничего не случилось. Похоже, больше никто из Допотопных не проснулся. Красная Звезда пропала, а слава не пришла. Эта отсрочка породила резкое и разрушительное недовольство в рядах секты. Стаи винили друг друга в клятвопреступлении и недостатке военной силы: любых преступлениях, которые могли повлечь потерю благосклонности Каина. Политические фракции распались. Фанатики проводили массовые суициды, всепоглощающая жестокость превратила секту в ад. По трещащей по швам секте нанесли ужасающий удар и начались Ночи Смуты.

В январе 2001 года все вампиры шабашитского города Саванна были уничтожены за одну ночь. Невероятно организованные и отлично информированные общества смертных охотников, работающие вместе, воспользовались хаосом в секте. Эти отряды нападали на оплоты Шабаша и уничтожали стаю за стаей. Вампиры, замеченные в праздновании "конца света", были быстро уничтожены, и Меч Каина вырезали на всем восточном побережье.

Агенты Черной Руки попытались удержать секту вместе, собрав воедино военные силы. Однако дезертирство отступников Ассамитов разделило лидеров Черной Руки, что привело к снижению власти ордена над Шабашем. Охваченная местью к прошлым врагам, Инквизиция приложила всю свою политическую власть, чтобы ещё больше пошатнуть репутацию Черной Руки. Воспользовавшись своим влиянием, Инквизиция обнаружила и раскрыла связь Руки с посторонними организациями. Эти связи были разорваны, и несколько основных агентов Руки были уничтожены по обвинению в предательстве. К 2005 году раздробленные остатки Черной Руки были на грани превращения в ничто.

В итоге, только благодаря стараниям нового регента - Тимока Шакала Церковь Каина была спасена от разрушения. Тимок собрал остатки агентов Черной Руки и нивелировал их независимость. Он призвал Койотов секты, свою собственную родословную, и попросил их вступить в ряды ослабевшей Руки. С их помощью, Тимок вновь вернул орден к его первоначальному состоянию: элитных защитников Шабаша, а также использовал Черную Руку чтобы обнаружить и вытащить отчаявшиеся стаи из разрушенных войной территорий, перегруппировав остатки Меча Каина в городе Мехико.Многие ученые и могущественные лидеры Шабаша были уничтожены в Ночь Смуты. И Шабаш ослабел. Его численность резко упала, а они все также остались основной целью смертных охотников. Война с Допотопными и Камарильей, пускай и важна, отошла на второй план перед вопросом выживания секты. Крайне нуждаясь в надежде, многие стаи искали потерянные мифы о Енохе, альтернативные пророчества о возвращении Каина или откровения на потерянных страницах Книги Нод.

Хотя ранее Шабаш практиковал неограниченные массовые Объятья, эту тактику значительно ограничили и ныне проводят лишь как часть официального крестового похода. В эпоху, когда камеры безопасности на углу передают сигнал сразу в интернет, Объятья множества смертных мгновенно раскроет местонахождение секты. Более того, такие вампиры, - необученные, слабокровные и немощные – случайные работники фаст-фуда никогда не заменят потерянную армию. Со священным даром Объятий Каина обращаться необходимо с уважением.

Когда-то битва между Камарильей и Шабашем отражала Холодную Войну. Ныне она стала эхом современных партизанских войн. Бои меньше, участники используют тактику наскок-отход, саботажи, поджоги и налеты, а не позиционные войны или призыв волн стай из-за пределов епархии. У секты нет снаряжения для открытой войны. Но не ошибитесь: нет никакой любви между Камарильей и Шабашем. Старые раны болят, одержимые местью вампиры все еще выжидают момент для удара – и ничто не забыто. Не-мертвые просто ведут войну куда осторожнее. Преднамеренное нарушение Маскарада на территории Камарильи все еще популярный гамбит, как и нацеленные на конкретного индивида атаки, но открытый крестовый поход стал редкостью. Шабаш успешно использует гулеподобных ревенантов, направляемых орденом святого Власия, чтобы защитить Молчание Крови и скрыть территории секты.

Независимые кланы (в основном – Джованни, Ассамиты и Сетиты) – очевидные враги Меча Каина. Эти три клана открыто служат своим основателям, хотя их альянсы и не сравнятся по силе с Камарильей. На них охотятся и их истребляют без сомнений и разговоров.

Анархи интересны секте по разным причинам. Покоренные Камарильей, борющиеся за свою свободу, сборища анархов образуют благоприятную почву для вербовки в Темную Церковь.

На некоторых территориях секта все еще относительно сильна. Шабаша ревностно оспаривает домены в Мексике, Северной Африке и Восточной Европе. Меч Каина склонен удерживать власть на территориях, где технологии менее распространены или же там, где жестокая тирания смертных поддерживается контролем Шабаша. Шабаш также продолжает доминировать в Сент-Луисе, все западное Огайо и в окрестности Великих Озер – а еще в традиционных своих цитаделях в Мексике и Южной Америке. И все-таки большая часть восточного побережья США под сильным контролем Камарильи. Нью-Йорк остается спорной территорией. На дальнем юге Майами стал мульткультурным ульем подонков, не принадлежащих ни одной из сект: истинно ничья земля странных альянсов и неоднородных союзов.

ПредательствоПравить

Во время Ночи Смуты родословная Тореадоров-отступников, возглавляемая бароном Филиппе Волгирре, откололась от Шабаша. Разочарованные новым религиозным рвением секты и обвинениями примасов в привлечении внимания охотников своим развращенным и бесчеловечным искусством, Волгирре решили уйти. Родословная изменила свои лица и тела Изменчивостью и разбили узы Братания при помощи тауматургического ритуала, украденного у Инквизиции, известного как Отрезанная Рука. Шабаш поклялся отомстить этим предателям - не прежде чем выследить их и уничтожить, секта обратила свой гнев на то, чтобы удостовериться, что оставшиеся Тореадоры-отступники, как Ассамиты-отступники, полностью познают неудовольствие Меча.

Возвращение Тремеров-отступниковПравить

Перед возвращением Красной Звезды, Тремеры разработали могущественный ритуал, чтобы уничтожить отступников своего клана. Ритуал оказался успешен, но небольшое число Тремеров-отступников выжило; особенно те, кто вели свое происхождение не от знаменитого старейшины, Горатрикса, чья кровь была использована для симпатической связи ритуалом. Большинство оставшихся Тремеров-отступников – представители родословной Телявов: чародеи, сконцентрировавшиеся на языческих кровавых ритуалах, а не герметических чарах. Лишь горстка Тремеров-отступников с чистой кровью Тремера оказались достаточно везучи и были потомками других старейшин, а не Горатрикса. И все жаждут отомстить тем, кто наложил проклятье.

Прошла ли Геенна?Править

Есть несколько различных мнений о том, была или нет Красная Звезда знаком Конца Времен. Некоторые шабашиты считают, что Каин не восстал из-за того, что секта не смогла надлежаще (т.е. фанатично) соблюсти его заповеди. Другие считают, что Красная Звезда была лишь первым знаком Геенны и наступление Конца Времен может занять десятилетия или даже столетия. Возможно, Допотопные проснулись, но еще не раскрыли себя. Опять же, возможно Красная Звезда не была знаком Геенны, и Конец Времен лишь грядет. Обо всех этих (и многих других) точках зрения активно спорят стаи Шабаша.

ВозрождениеПравить

« Монстры? Нет. Мы "монстры" не больше, чем любой падший ангел  »

Ицхак, кардинал Монреаля.

После Ночи Смуты Шабаш обновил свою приверженность вере в Каина. Таинства стали важны, как никогда. Однако для некоторых вампиров возросшее внимание секты к вере оказалось осложнением. Те, кто не приняли глубоко в себе религиозную культуру посчитали фанатичную приверженность духовной практике неуютной. Более молодые члены Меча Каина, в особенности не-христиане, агностики или атеисты, ощутили дискомфорт из-за ревностной религиозной доктрины секты и церковноприходской склонности. Тяжело игнорировать ощутимую пользу таинств, но очевидное действие магии не доказывает существование Бога или Каина.

Шабашиты по-разному смотрят на вампиризм, Каина и религию. Не каждый член секты – религиозный фанатик. И пока вампир активно не пропагандирует против доктрины секты, отрицает существование Каина или отказывается участвовать в высоких таинствах, то поддерживает необходимый минимум участия, чтобы считаться приличным членом церкви. Шабашиты высоко ценят веру, ведь они лично видят ее силу в различных таинствах. Сиры-шабашиты нередко ищут в потенциальных детях способность к вере. Те, кто стойко придерживаются идеалов – будь они приверженцами религии, науки или чего-то еще – становятся отличными шабашитами. И если человек обладает сильной волей и разумом верующего, то искренняя вера в Темную Церковь придет со временем.

Как секта в целом, Шабаш не заключает союзов с вампирами из-за пределов Меча Каина. Эти твари слишком слабые и заплутавшие, раболепно слушающие своим старейшинам и отвергающие Каина. От случая к случаю отдельные шабашиты (или одинокие стаи) могут взаимодействовать с независимыми и анархами, в основном для того, чтобы обратить в свою веру или манипулировать ими против более опасного врага.

Взаимодействие с вампирами не из секты опасно: Инквизиция быстро выдвинет обвинения в ереси против любого члена секты, которого застукают за общением с чужаками. Тем, кто заявляют, что занимаются "обращением", лучше всего предоставить список соискателей, которых они привели в Темную Церковь. Если кто-то был целью обращения, но не присоединился к церкви за несколько месяцев, то он обвиняется как добровольный еретик. Предполагается, что для обращения вампира ему нужно кое-что рассказать о практиках и верованиях Шабаша – а подобными знаниями запрещено делиться с теми, кто не собирается вступать в секту. Если соискатель вскоре не обратится, то за ним самоотверженно начнут охотиться и диаблезируют, чтобы укрепить Меч Каина. Кроме того, шабашит, не сумевший успешно обратить в свою веру чужака, также будет наказан. Те, кто открывают секреты секты не-шабашиту становятся целями высокого таинства Дикая Охота, и само их существование станет расплатой. В любом случае, ведение дел с чужаками – опасное дело.

И это всегда было элементом лицемерия внутри самой секты. Шабашиты, не-жившие еще до Торнского Предательства, нередко вели когда-то дела с вампирами не из Шабаша. Стая лоялистов может заключать подпольные сделки с проклятыми не-шабашитами или временные союзы с членами независимых кланов против Камарильи – когда это касается сегодняшнего выживания. Подобные обстоятельства понятны – не все еще караемы. Если к подобным "исключениям" публично привлекут внимание клира, Черной Руки или Инквизиции – никакой снисходительности не проявят.

ИсточникиПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.