ФЭНДОМ


Лишь очень редким вампирам, которым Карш по-настоящему доверяет, известно с его же слов, что около восьми столетий назад он был гражданином Османской империи. В жизни он был великим полководцем - хотя, пожалуй, и слишком упрямым. Его сиром стал дух дикой природы, волк из пустынных песков. Карш редко о нём заговаривает. Среди сородичей Камарильи Карш - настоящий феномен. Он следует Пути Дикого Сердца вместо Пути Человечности, чего ничуть не скрывает. Поскольку он старше самой Камарильи, ему и в голову не придёт менять своё мировоззрение только из-за того, что какой-нибудь самодовольный Тореадор считает, будто сородичи должны скрывать свои истинные лица от человечества. На протяжении многих столетий всякий, кто дерзал поднять руку на Карша, становился наглядным уроком для остальных: как правило, от смельчака оставалась лишь горстка пепла где-нибудь на берегу реки. За последние несколько веков ещё ни один представитель Камарильи не посмел бросить ему вызов.

Карш был в числе первых Гангрелов, поклявшихся в верности зарождающейся Камарилье, основанной Вентру Хардештадтом в середине XV столетия. В этом его опередил лишь Милов Петренков. Харизма и решительность Карша помогли ему переманить на свою сторону нескольких старейшин Гангрел в первые годы формирования секты; ещё нескольких убедило перейти в Камарильи его военное мастерство.

Карш немногословен. Его мотивы часто остаются загадкой даже для тех, кто считает себя его близким союзником. Но благородство для него не пустой звук: Карш никогда не пользуется услугами ассасинов и никогда не нападает на врагов без предупреждения. Он настоящий мастер в управлении небольшими отрядами и охотно пользуется любым преимуществом, которое предоставляется ему в ходе сражения. За последние десять лет под командованием Карша множество представителей Камарильи проникло в ряд городов Шабаша, и далеко не один из этих городов вскоре был захвачен без единого выстрела и даже удара.

Карш лично наблюдал за действиями бывших архонтов Гангрелов, которые не последовали за Ксавьером после его выхода из секты. По вполне очевидным причинам сегодня эти архонты разобщены и больше не могут работать единой группой. Карш пользуется их услугами в расследованиях и операциях средней важности. Когда дело касается конфликта с Шабашем, Карш собирает команду из сородичей, не работавших на Ксавьера.

Хотя Карш никогда не был близок с Ксавьером, сегодня он и вовсе отказывается разговаривать с бывшим юстициаром. В глазах Карша поступок Ксавьера означает, что последним настоящим юстициаром была Элайджа; Ксавьера же он считает предателем Внутреннего Круга. Тем Гангрелам, кто решил не покидать Камарилью, Карш объявил, что к любой информации, просачивающейся в города секты со стороны последователей Ксавьера, следует относиться как к жалким крикам напуганных школьников. Похоже, он уверен в том, что Ксавьер бежал из Камарильи, поддавшись иррациональному страху - а подобные действия значительно ослабляют могущество секты.

В последнее время архонты Карша начали проникать в движение "Независимых" Гангрел, сохранивших верность Ксавьеру. Хотя Ксавьер и владеет искусством чтения душ, шпионы Карша обучены скрывать свои истинные мотивы даже от самого проницательного взгляда – или, во всяком случае, они на это надеются. Как бы то ни было, Ксавьер принял их в свою группу и даже раздал им определённые назначения.

ИсточникиПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.