ФЭНДОМ


Кровоточение остается одной из величайших загадок, связанных с представителями касты Салюбри-воителей, как, впрочем, и объектом исключительной осторожности с их стороны. Ската-Колумбкилл сравнила его со священным экстазом святого или первой брачной ночью влюбленной пары, ибо Кровоточение является столь же запретным для чужих глаз. Она так ничего и не рассказала о нем. Нуриэль также отказался поведать о пережитом им в те далекие дни, сказав лишь, что Кровоточение представляет собой нечто более важное, нежели Объятья. Кадиэль согласился говорить со мной о нем, но так и не рассказал ничего, что пролило бы свет на эту тайну.

В конце концов, случилось так, что больше всего об этом странном ритуале мне довелось узнать от старого оруженосца, который передал мне дневники своего погибшего господина. Рассказывая мне об этом, он не сумел удержаться от слез, оплакивая в равной степени гибель своего лорда и воспоминания о том, что, в один из дней, он так отчаянно надеялся обрести.

Ниже приведен отрывок из этих дневников, связанный с Кровоточением Сульена де Лессьена, так же именуемого Натаниэлем, потомком Израэля.

Мой сир привел меня на прогалину в лесу, повелев взять с собой оружие и доспехи. Затем, он приказал мне раздеться и положить все, что я принес с собой, на землю. Я сделал это, а затем мы молились в течение нескольких часов. Ночь, окружавшая нас, была удивительно спокойной, и я не слышал ни зверя, ни птицы, которые могли бы нарушить нашу сосредоточенность. Небо над нами было освещено лишь тысячами звезд, и, хотя ночь была очень ясной, я вскоре начал дрожать от холода.

Затем мой сир приказал мне встать в круг, который он приготовил для меня, после чего начал осторожно обходить его, задавая вопросы, связанные с моей подготовкой и знаниями. Если я медлил с ответом или ошибался, он награждал меня хлестким ударом. Я знал, что это испытание моего гнева, и потому всеми силами сдерживал его. Он обращался ко мне на языке Еноха, затем, на иудейском, и я отвечал ему теми же словами. Я помнил, что, прежде всего, я должен сдерживать свой гнев и не разрешать ему поглотить меня, ибо, в противном случае, это перечеркнет все, чего я сумел достичь.

После десяти ударов я истекал кровью, и запах моего витэ витал в воздухе. Хотя меня шатало, я продолжал стоять на ногах. Затем, мой сир приказал мне процитировать Кодекс, которому он научил меня, и я сделал это, не совершив ни единой ошибки и ни разу не запнувшись. Когда я закончил, он спросил: "Кто ты, тот, кто клянется дорожить этим Кодексом так же, как кровью своей жизни? Кто ты, тот, кто собирается служить Господу и именоваться одним из потомков Самиэля?" Он спрашивал не о том имени, которое я получил при рождении, но о том, под которым я буду известен до Страшного Суда, имени, назвав которое Самиэль призовет меня из моей могилы. Хотя я немало думал об этом раньше, я не мог вспомнить имя, которое я избрал для себя. И, внезапно, я услышал голос отца, который как будто бы раздавался откуда-то издалека, и этот голос произнес: "Пускай он зовется Натаниэлем". Очевидно, что это был знак судьбы и благословение, и я повторил это имя моему сиру. Мой сир начертил в воздухе знак и сказал: "Тогда именуйся же Натаниэлем, и повтори мне Кодекс так, как это подобает Воителю". Я сделал это, и тогда мой сир сказал: "Теперь ты мой сын по крови и брат по мечу. Я буду стоять с тобой спина к спине против всех, кто пожелает нам зла, и буду с тобой в день Страшного Суда, когда придет час собирать великое воинство". Я принес ту же клятву, а затем почувствовал, как боль от ран начинает овладевать мною.

Мой сир принес мне мех витэ, который я осушил, после чего я закрыл свои раны одним лишь повелением воли. Я облачился в доспехи и перепоясался клинком, после чего мы вернулись в наше убежище, когда рассвет начал брезжить на горизонте. На следующую ночь, когда мы встретили лорда каинитов из числа Вентру, мой сир сказал ему: "Это мой брат и дитя моей крови, Натаниэль".

Силы КровоточенияПравить

Силы, даруемые ритуалом Кровоточения, доступны только тем Воителям, которые приняли участие в завершенной церемонии, проведенной в полном соответствии с Кодексом Самиэля. Поддельные или искаженные версии Кровоточения не раскрывают силы, которые становятся доступны Воителям посредством истинного ритуала.

Каждая из сил Кровоточения стоит семь очков опыта.

Смотри также Править

ИсточникПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.