ФЭНДОМ


Ксавьер де Калаис некогда сражался в Столетней Войне. Его доблесть на службе английской короне наградила его рыцарским титулом, а отвага на поле боя - Обращением, которым одарил его Рхан-Менестрель, довольно известный и старый Гангрел. По традиции клана Рхан бросил Ксавьера сразу после Обращения. Много ночей и осушенных тел спустя, привыкнув к необходимости пить кровь и скрываться от света, Ксавьер направился к северу, к ледяным пустошам Скандинавии. Там он более века охотился на людей и животных, и большая часть звериных черт была приобретена им в тот безумный период.

Позже Ксавьер вернулся к цивилизации. Узнав о возникновении Камарильи и политики Маскарада (и одобряя в особенности последнее), он присоединился к организации. Ксавьер быстро добился высокого положения в секте и заслужил репутацию грозного командира. В 1704 г. Ксавьер отвёз Внутреннему Кругу в Америку останки своего обезумевшего соклановца - бывшего юстициара Гангрелов Элайджи. Так Ксавьер стал последним юстициаром клана.

Ксавьер лучше любого другого сородича знает, что потомки Каина в самом деле находятся на пороге Последних Ночей. Из всех семи юстициаров Камарильи он единственный повидал множество самых разных стран: остальные, хотя порой и вынуждены переезжать из города в город из-за событий, требующих их внимания, большую часть не-жизни проводят в своих родных городах (местные князья стараются действовать как можно тише и незаметнее, пока юстициары находятся в их доменах, координируя действия архонтов по всем четырём континентам). Но Ксавьер действительно много странствовал и не прекращает этого до сих пор.

Поэтому именно он первым узнал о событиях в Кашмире и именно он столкнулся с хозяином феноменально мощного артефакта на севере штата Нью-Йорк (от которого - возможно, к несчастью - был вынужден бежать). И, по слухам, одной тёплой ночью где-то на просторах Новой Англии именно Ксавьер наткнулся на нечто совсем иное. На то, что было древнее самого мира; на то, что ужаснуло его до глубины души.

Само собой, это слухи. Однако большинству Гангрелов доподлинно известно, что недавно Ксавьер встретился с Внутренним Кругом Камарильи и что-то потребовал. Когда его требования отклонили, он отказался от поста юстициара и заявил, что с этой минуты его клан прекращает сотрудничать с остальными шестью. Присутствовал ли в Совете другой Гангрел, способный отменить его заявление? Судя по всему, нет, если не считать военачальника Карша, который единственный из всех мог выразить этому заявлению протест. У гарпий по всей Камарилье имеются десятки вопросов и сотни ответов по этому поводу, но Внутренний Совет не склонен распускать сплетни. Карш и Ксавьер испытывают друг к другу взаимную ненависть; каждый теперь называет другого предателем.

Ксавьер убеждён в существовании Допотопных и уверен, что в последние ночи кто-то из них может вновь появиться на мировой арене. А потому он пытается склонить на свою сторону всякого Гангрела, который открыто и искренне пытается наладить с ним контакт - если только подобный Гангрел способен оставаться за пределами крупных сект, поскольку Ксавьер недолюбливает вампиров, которые прячутся за спиной Камарильи или вступают в ряды бесноватых монстров из Шабаша. Сейчас он вновь выполняет обязанности командира, на этот раз координируя действия Гангрелов, перешедших на его сторону. Он настаивает на том, чтобы они продолжали перемещаться с места на место, поскольку кочующие стаи вампиров становятся куда более трудной добычей для Допотопныъ, чем те, кто остался у себя в городе. Кроме того, он регулярно запрашивает у них сведения о территориях, которые они посещали.

Со временем ему удалось накопить обширную базу данных о происходящем в сверхъестественном мире. Само собой, эта база данных находится у него в голове: Ксавьер не узнал бы компьютер, даже если бы кто-нибудь из врагов запустил им в него. Каждую ночь он проводит по несколько часов, сопоставляя разрозненные данные, поступающие от его подчинённых.

Есть, впрочем, одна гипотеза, которую преданные Ксавьеру Гангрелы стараются даже не обсуждать. Их лидер может быть попросту одержим и подвержен приступам паранойи. Он мог испугаться чего-то и собирать теперь армию, чтобы себя защитить. А что страшнее всего, его действия могут быть просто уловкой. Ксавьер собирает армию - и возможно, что вовсе не для того, чтобы отыскать Допотопных и защитить от них мир. Возможно, Ксавьер просто решил, что пора бы ему иметь собственное войско.

ИсточникиПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.