ФЭНДОМ


« Ты не должен был заходить в мой домен, слабый каинит. Ты никогда не покинешь его.  »
Лайбон в Средние Века считались африканской родословной вампиров неизвестного происхождения. На самом деле, это - совокупность всех "каинитов" Африки. Чаще всего среди Аширры и в Европе под Лайбон подразумевалось одно из наследия этой группировки, Акунансе.

Территории Править

« Твое гостеприимство непревзойденно, а твоя щедрость более чем оправдывает мои надежды. Возможно, ты расскажешь мне еще об этих землях? Мне очень интересна ваша культура.  »
Европейские вампиры верят, что Лайбон произошли от тех каинитов, которые мигрировали в Африку до того, как Сахара отгородила Черный Континент от остального мира. Лайбон же верят, что произошли от духов земли, а истории про Каина считают версиями своих собственных верований.

Области Африки, лежащие за пустыней Сахара – земля загадок для европейцев. Но для мусульман, особенно для торговцев – арабов и берберов, они гораздо ближе. Морская торговля, ведущаяся вдоль восточного побережья Африки, давно уже соединила Аравию и Магриб с биляд ас-судан, землями к югу от пустыни, населенные людьми с темной кожей. Эта территория остается экзотической, здесь расположены великие королевства Канем и Гана, где ислам только-только начинает распространяться. Однако оживленная торговля солью, золотом и рабами поощряет долгосрочные контакты и частые визиты. Как это обычно случается, контакты порождают конфликты, особенно между потомками Каина.

Существуют каиниты, которые обитали в биляд ас-судан с незапамятных времен, еще до того, как пустынные пески вышли из саванны, чтобы остановить массовое передвижение людей и хищников. Эти вампиры называют себя Лайбон и утверждают, что происходят от древних духов этих земель; легенды о Каине и Втором Городе они считают искажением собственных сказаний. Лайбон то и дело общались с жителями Плодородного полумесяца и Северной Африки на протяжении очень долгого времени. Среди новообращенных Лайбон принято совершать дальние путешествия, прежде чем основывать собственный домен. Такие путешественники часто обладают искусством мастерски рассказывать истории и этим платят местным каинитам за гостеприимство.

В своих родных землях Лайбон строго следят за своими владениями. После долгих странствий они выбирают себе крупный домен и единолично обитают там, надзирая за стадами смертных и представляясь им богами (если верить отчетам путешественников). Они ревностно охраняют свою территорию и не терпят вторжения других вампиров. Но в этом кроется и корень их современных проблем. Когда торговцы-мусульмане стали наведываться в биляд ас-судан ради заключения сделок, за ними явились вампиры Аширры. Появление чужаков-вампиров, да еще проповедующих религию, нетерпимую к языческим обычаям, будит в Лайбон гнев и становится причиной кровавых стычек. Аширра и прочие каиниты, осевшие в землях южнее, сталкиваются с нападениями местных Лайбон и их могущественных союзников.

В Магрибе и Леванте все еще встречаются молодые Лайбон, совершающие свои странствия, но теперь они еще и играют роль посланников. Они несут предостережения для каинитов, чтобы те не точили клыки на биляд ас-судан, или же их ждет суровое воздаяние. Хотя бэй'т демонстрирует редкое умение в деле обуздания собственного Зверя, старейшины Лайбон весьма могущественны и не постыдятся лично обрушить свой гнев на врагов. Таким образом, развивается напряженная патовая ситуация.

Описание Править

Африка все еще дикое место, где танец охотника и добычи виден во всем. Дикие животные правят в саваннах и зарослях акаций. Лайбон получают знания от духов этих грациозных хищников.

Учеба и близкое проживание с животными дает Лайбон очень глубокое понимание внутреннего Зверя и контроль над ним. Они видят Зверя не чем-то отдельным, которое контролирует их действия, а частью себя, наиболее близкой к духам животных, от которых они произошли. Это чувство родства делает Лайбон грозными охотниками. Они стремятся к грации леопарда, скорости гепарда и силы льва. Как большинство из этих хищников, Лайбон предпочитают владеть обширными территориями и защищать их от вторжений других вампиров.

Лайбон редко контактируют друг с другом. Как большинство хищников, птенцы уходят из дома и в дальнейшем контактируют с сирами не больше, чем с остальными соклановцами. Лайбон посылают сообщения друг другу с помощью гулей или союзников, но сами границ территории не нарушают без особого приглашения. И такое приглашение поступает очень редко. Большинство Лайбон не контактируют друг с другом, пока это не становится необходимым всему клану.

Благодаря обширным территориям и отдаленности от остальных Каинитов и Войны Князей, у Лайбон гораздо больше свободного времени, чем у других вампиров. Чаще всего они тратят его на совершенствование в искусстве преследования, изучение языков отдаленных мест и сочинение сказок. Большинство Лайбон хранят в сердце мифы о происхождении их вида и с радостью расскажут другим Каинитам, если те спросят.

Странствия Править

« Твое гостеприимство непревзойденно, а твоя щедрость более чем оправдывает мои надежды. Возможно, ты расскажешь мне еще об этих землях? Мне очень интересна ваша культура.  »
В качестве ритуала взросления неонаты Лайбон уезжают подальше от гнезда, где находят свой собственный домен. Лайбон постарше, которые устают от мест, где выросли, тоже ненадолго уезжают. Лайбон верят, что никто не может править доменом, не зная, что лежит за ним. Некоторые из них путешествуют в Европу, расплачиваясь за гостеприимство рассказами о дальних экзотических землях или красивыми демонстрациями грации и изящества.

Сейчас эта традиция нарушена вторжениями в Африку вампиров из исламских государств. Африканские каиниты не оценили ни навязчивости их арабских собратьев, ни подавление исконных верований в их землях, и они быстро убивают всех каинитов, которых обнаружат на своей территории. Теперь юные путешествующие Лайбон везут с собой не только истории – но и сообщения об опасности и насилие, которое видят единственным способом справиться с напастью. Хотя Лайбон и хорошо контролируют своего Зверя и норов, они не испытывают угрызений совести, уничтожая своих врагов.

ВнешностьПравить

Большинство Лайбон темнокожие, гибкие и мускулистые. Немногие были выходцами из Среднего Востока. Многие покрыты ритуальными шрамами согласно традициям их племени, которые позволяют спутать их с Сеттитами и Баали. Путешественники одеваются так, как принято в местах, где они пребывают, делая хотя бы минимальные попытки слиться с толпой.

Почти все Лайбон имеют внешность людей, живущих в Африке к югу от Сахары, хотя есть и такие, кто был Обращен из народов Ближнего Востока. У многих остались шрамы после ритуалов их племен, из-за чего их иногда путают с Валид Сет. Странники Лайбон через пару дней после прибытия на новое место стараются как можно лучше слиться с толпой и потому предпочитают одеваться как местные жители.

Убежище и добычаПравить

Путешествующие по Европе Лайбон останавливаются в гостях или в разрушенных, заброшенных зданиях. Они договариваются с хозяевами территории о том, на каких смертных можно охотиться. Если их заносит в город, то они стараются устроиться с комфортом, часто загуливая соседей и питаясь ими. Лайбон прекрасно дают от ворот поворот всем вампирам, которые пытаются прийти на их территорию. Если же Лайбон заносит в город, у которого уже есть хозяин, территория ограничивается зданием, где вампир остановился, или его окрестностями. Могут окружить себя несколькими виллами с лесом между ними.

Странствующие по исламскому миру Лайбон обычно проводят по нескольку дней в убежищах других вампиров, или в убежищах, предоставленных им другими вампирами, в качестве гостей. Если найти гостеприимного хозяина не удалось, они отлично умеют отыскивать заброшенные или негодные здания, чтобы организовать себе временное убежище. Находясь в гостях, они расспрашивают своих хозяев насчет того, где безопаснее всего пить кровь. Обосновавшись в городе, они предпочитают устраиваться с некоторым удобством, часто превращая своих соседей в ансаров. Обитатели соседних домов в этом случае становятся для них основным пунктом меню, и Лайбон изо всех сил стараются отвадить прочих вампиров, желающих найти себе пропитание неподалеку.

ОбъятьяПравить

Лайбон Становят за грацию, силу, скорость и боевые навыки, любопытство и амбиции. Они предпочитают птенцов, у которых эти качества хорошо сбалансированы.

В последнее время Лайбон начали давать Объятья вне родных краев, но в этом случае стандарты очень высоки. Чтобы стать совершенным охотником, европейский птенец должен быть интеллигентным (хотя не обязательно начитанным) и способным отвернуться от мстительного европейского Бога ради язычества Лайбон. В исламском мире те немногие, на кого падает выбор, проходят тщательный отбор: они должны сочетать в себе искусство обращения с оружием, любопытство и честолюбие.

Создание персонажаПравить

Лайбон обладают широким спектром характеристик и возможностей. Главенствующих Атрибутов нет, хотя Ментальные и Физические более предпочтительнее, нежели Социальные. Самоконтроль или Инстинкты обычно высокие, достаточные, чтобы контролировать внутреннего Зверя. Часто встречаются такие Натуры, как Мастер выживания, Защитник и Одиночка, а Маска надевается в зависимости от того, с кем Лайбон имеет дело. Способности обычно включают в себя Выживание, Экспрессию, Скрытность и Драка. Что касается Дорог, то в основном Лайбон выбирают различные вариации Дорог Зверя и Небес.

СлабостьПравить

Умение Лайбон сдерживать своего Зверя имеет свою цену. В уплату за свою пассивность Зверь поглощает небольшую долю крови Лайбон, которую тот пьет или использует. Всякий раз, когда член бэй'т использует или поглощает кровь, Зверь "забирает" дополнительный пункт крови (или два пункта – если общее изменение уровня крови составляет пять и более пунктов за одну сцену). Поэтому если вампир, к примеру, хочет подстегнуть свои Атрибуты, вместо двух пунктов крови он фактически тратит три пункта. Вытянув из смертного все 10 пунктов крови, Лайбон на деле получит только 8.

ОрганизацияПравить

В Европе Лайбон встречаются редко и поодиночке – чуть чаще, нежели как диковинки. Они редко встречаются, когда путешествуют, и мало разговаривают, если это все же случилось. Они предпочитают компанию незнакомцев. В родных местах они захватывают домен и избегают друг друга, как это только возможно. Некоторые вампиры рассказывают о том, как проходили через земли Лайбон, о случайно увиденных ритуалах, рассказывают сказки на древнем музыкальном языке, но эти истории обычно считаются фантастическими. Конечно, ни один Лайбон не признает, что это правда.

В мусульманском мире Лайбон – либо странники, либо новички в городе, принятые более или менее любезно.

В своих родных землях они – склонные к одиночеству создания, властители крупных доменов. Кое-кто из вампиров рассказывают истории о том, как они, странствуя, набредали на сборища Лайбон, рассказывавших друг другу легенды и совершавших странные ритуалы; эти россказни зачастую считают явным преувеличением. Это, однако, не дает тем вампирам, кто видел собрания Лайбон, оснований больше доверять им.

СтереотипыПравить

« Они правят нашими европейскими собратьями? Мы не слишком боимся этих капризных и драчливых созданий. Пока они далеко от наших земель, нет причин для драки, но если они придут к нам...  »

— О высоких кланах.

« Беспокойный сброд. Я не могу представить, что за безумный дух создал их.  »

— О низких кланах.

« Держите этих дьяволопоклонников подальше от себя и уничтожайте, как только найдете. Они не должны ступить на наши земли.  »

— О Баали.

« Будьте осторожны с этими предателями – у них глаза завоевателей.  »

— О Тремерах.

« Я чувствую странное родство с некоторыми из этих зверей. Они все еще хранят память о духах внутри себя.  »

— О Гангрелах.

« Элегантные хозяева и вежливые слушатели, но они попытаются использовать вас. Обретайте собственное убежище как можно быстрее и не становитесь ничего должны этим существам.  »

— О Вентру.

« Концепция единого бога – странная вещь, но эти вампиры выказывают своим смертным подопечным больше уважения, чем другие, и это хорошо. Если бы они умели оставаться на своем месте, мы не стали бы врагами.  »

— О Аширре.

« Любопытно. В рассказы о том, как устроено их общество, почти невозможно поверить. Я должен увидеть это сам, прежде чем вернусь на родину.  »

— О франж.

« Заносчивые чудовища, которые пьют кровь себе подобных и ставят себя выше остальных. Я избегаю встреч с ними.  »

— О Бану Хаким.

« Они – одни из величайших сказителей, с которыми я когда-либо встречался. Дай им шанс поговорить, и они поведают все, что вы хотели бы знать.  »

— О бэй'т Мушакис.

« Они – великолепные хозяева, могут познакомить вас с множеством вампиров и рассказать увлекательные истории. Более того, они представляют наименьшую угрозу для наших амбиций. Если вы сумели подружиться с кем-то из них, воистину ориша благоволят вам.  »

— О Рай'ин аль-Фен.

« Этих мы знаем хорошо и в своих землях. Забавно, как ненавидимая ими цивилизация меняет их самих.  »

— О Вах'Шин.

« Они много знают и могут быть интересными собеседниками. Но не теряй бдительности, они всегда готовы требовать плату за свое гостеприимство.  »

— О Валид Сет.

Лайбон в игреПравить

Как мастерские персонажиПравить

Экзотичные и эрудированные, Лайбон могут произвести обворожительное впечатление. Они рассказывают занятные истории, дерутся, как львы, и видят вампиризм под новым, своеобразным углом. Если игроки начали постигать пути, над которыми вампиры долго работали, Лайбон могут растрясти их. Лайбон могут напомнить о мире вокруг, вне Войны Князей. Они могут слелать многие вещи чуть менее предсказуемыми и близкими.

Как персонажи игроковПравить

Лайбон – одна из наиболее простых Линий для игроков. В отличие от большинства других Линий, их не убивают при одном только виде. Они видят многое иначе, чем их европейские сородичи, но это не делает их большими монстрами, чем других Каинитов. Они также могут легко вписаться в большинство сюжетов. Возможно, Лайбон прибыл, чтобы сообщить об опасности и решил остановиться ненадолго. Может быть, это путешествующий неонат, который решил задержаться в Европе. Впрочем, это может быть не только неонат.

ИсточникПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.