ФЭНДОМ


Лоялисты настаивают, что основной принцип секты – свобода, а не единство. Они – молодые бунтовщики, но, в отличие от Анархов, не желают низвергнуть секту-прародительницу. Вместо этого они желают узреть ее успех – в независимости и свободе каждой стаи. Хотя они могут быть своевольными, часто отказываясь исполнять приказы просто для того, чтобы доказать свою точку зрения, большинство Лоялистов искренне верят в дело секты. Они настаивают на исключительно короткой иерархической цепочке, где над властью дуктуса стаи стоит лишь сам регент. Они согласны, что при определенных обстаятельствах, регент может повысить дуктуса до командования несколькими стаями, чтобы выполнить задачу (например, защитить территорию или отбить домен). Однако, как только цель достигнута, «Дуктус Приори» должен отступить, отказаться от этой временной власти и вернуть стаям свободу.

Лоялисты склонны прислушиваться к суждениям и наставлениям прискусов (некоторые из которых – Лоялисты, т.к. это одна из немногих позиций без иерархической власти над другими), но это уважение должно быть заслужено каждым отдельным прискусом. В таких случаях Лоялисты не «склоняются перед авторитетом» титула, а слушают более опытного члена секты, за которым признают верховенство.

Лоялисты заявляют, что именно они унаследовали дух "истинного" Шабаша – тех вампиров, что стряхнули власть своих старейшин и вырвали собственную свободу из их тысячелетних лап. Остальные члены Шабаша видят в них, скорее, анархистов, социопатов и отморозков, стремящихся получить максимум от Проклятия Каина и не видящих сопровождающей его ответственности.

Главный принцип лоялистов прост – каждый вампир сам себе хозяин. Он свободен делать все, что ему заблагорассудится, будь то Джихад против Допотопных или резня в местном супермаркете. На практике мало кто из лоялистов опускается до полного безрассудства, так как они отдают себе отчет в том, что местные силы охраны правопорядка будут искать их, а когда найдут – уничтожат, и примерно тем же займутся остальные вампиры, мало-мальски озабоченные собственной безопасностью.

Организация у лоялистов отсутствует, и фракцией они могут называться только за счет того, что вышеупомянутый принцип поддерживает множество каинитов. Большинство членов Шабаша особого уважения к лоялистам не испытывает, в виду их неприятной привычки отказываться подчиняться или саботировать приказы руководства (начиная с дуктуса и заканчивая регентом) только потому, что им кажется, что приказ неправилен, или что приказывать неправильно. Естественно, подобная несговорчивость часто создает проблемы, усложняет ход операций и вызывает ненужные конфликты.

Но, несмотря ни на что, лоялисты истово верят в правильность своего пути. Само их существование и образ нежизни демонстрируют, насколько старейшины увязли в декадансе и отошли от принципов секты в погоне за собственной выгодой. Лоялисты отказываются признать, что ночь уже не принадлежит Шабашу безраздельно. Они считают текущее состояние секты неприемлемым – стаи Шабаша столь же бессильны, как и неонаты Камарильи или бешенные анархи, и главные виновники этого – апатия и междоусобицы старейшин. Лоялисты делают то, что должны делать, как делали анархии и антиплемя в дни Восстания.

В ряды лоялистов может вступить любой, и особых кодов, паролей или секретных ритуалов распознания членов фракции у них нет, как и формальной организации. Отсутствует иерархия и ответственность, и большинство примкнувших к ней – молодняк Шабаша (многие члены Шабаша в прошлом поддерживали это движение, но с возрастом отошли от него). Статус в фракции получается главным образом за особо безрассудное поведение, оскорбление и унижение (если после этого удается уйти, чтобы рассказать) старейшин, а также другие безумные эскапады.

Влияние лоялистов на глобальную политику Шабаша практически отсутствует, но их число растет. Многие старейшины совершают ошибку, недооценивая лоялистов, но осторожные каиниты видят потенциал (и опасность) фракции. А признание Пандеров как клана является самым очевидным и относительно недавним примером того, на что они способны.

Фракционные таинстваПравить

Лоялисты первыми прибыли в Новый Свет и провели много времени среди племен коренных американцев, изучая их шаманистические практики. Их влияние и сформировало движение Лоялистов, оказав влияние на многие из фракционных ритуалов. Даже в нынешнее время склонны мыслить больше как племена равнин, а не европейские колонисты. Многие из них кочуют, ценя свободу и небольшое племя – свою стаю. Даже те, кто решают осесть, больше полагаются на правление через общее мнения сообщества, а не власть установленной иерархии.

ИсточникиПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.