ФЭНДОМ


Мадам Гил - юстициар клана Тореадоров.

ИсторияПравить

Единственным юстициарием, которому удалось сохранить свою должность в эти неспокойные ночи является мадам Гил, и Внутренний Круг считает ее необходимым злом (крайне необходимым и крайне злобным). Даже среди юстициаров Гил выделяется безусловным отсутствием сострадания: ее способность обнаруживать предателей и преступников в коридорах власти стала поводом для многих ужасных историй.

Девочка, которая позже станет мадам Гил, родилась среди запустения во Франции, в крестьянской семье. Бедная и обычно голодная, она тем не менее расцвела в существо удивительной красоты. Когда ей было 16, то ее обручили с Люком, юношей из соседней деревни, с которым она флиртовала на предыдущей весенней ярмарке.

Однако затем холодные клыки барона Вольгирре отняли у нее жизнь. Воллгирр, который был старым и злобным сородичем и повелевал целой провинцией, заметил юную будущую невесту, когда она танцевала на празднике урожая. Ее красота что-то расшевелила в его мутной крови, и поэтому он призвал ее в свое имение среди далеких холмов.

Мрачные опасения девушки насчет своей судьбы вскоре переросли в ужас, когда барон раскрыл перед ней свою истинную природу и выпил ее кровь. Получив Становление, она восстала в качестве наложницы барона, однако это одинаково иссушило ее тело и душу, и от нее осталась лишь жалкая и выцветшая оболочка.

Для Воллгирра его новый приз был лишь крестьянской девушкой, которая сегодня была развлечением, а завтра могла стать обедом. Как же шоком для него было, когда одним вечером он проснулся с колом в сердце, а его замок был объят пламенем. Так Воллгирр и его жертва исчезли из истории.

Дворы Франции времен Ренессанса во многих смыслах были вершиной культуры сородичей этого региона и вампиры со всего света приезжали сюда чтобы посмеяться, потанцевать и отвлечься от огненных штормов Реформации и Шабаша. Среди всей этой торжественности и многолюдности было легко встретить другого сородича, даже столь очаровательного, как мадам Гиллес. Ее естественные шарм и изящество легко компенсировали недостаток манер, однако некоторые слишком циничные сородичи все же подмечали ее неотесанность и юной представительнице клана Тореадор не оставалось ничего другого, как быстро учиться. Вскоре у нее не было недостатка в поклонниках как среди смертных, так и среди вампиров, а если один или даже несколько ее знакомых сородичей исчезали время от времени – что ж, ночью по дорогам бродили ужасный Шабаш и жестокие оборотни, и вампиры вполне могли пропасть за стенами городов. Мадам Гиллес стоило немалых усилий находится на периферии общества вампиров и быть заметной, но никогда не привлекать к себе излишнего внимания.

В начале семнадцатого века она снова встретилась со своим Люком. Когда мадам Гиллес увидела его на балу, то почти упала в обморок, так как подумала, что увидела призрака или же далекого потомка своей старой любви. По правде говоря, он и был чем-то вроде этого: когда давным-давно Люк услышал о том, что ее вызвал к себе барон Воллгирр, он в печали покинул свое деревню и отправился странствовать. Однажды ночью на него напала разношерстая банда чудовищ, один из остатков тех толп, которые терроризировали ночи во время Восстания Анархов. Не будучи уже анархами и так и не став частью зарождавшегося Шабаша, эти вампиры проводили свои не-жизни в убийствах и грабежах. Они напали на Люка, чтобы убить и выпить его кровь, однако он столь доблестно и отчаянно сражался с ними, что один из банды решил проклясть его Становлением. Люк некоторое время путешествовал вместе с бандой, однако затем большая ее часть была уничтожена стаей Шабаша, а выжившие пошли дальше своими дорогами. С тех пор Люк существовал почти также, как и мадам Гиллес, ведя себя тихо и обитая на задворках общества сородичей.

Они рассмеялись, как и на весенней ярмарке давным-давно, и испили друг из друга несколько раз. Мадам Гиллес рассказала Люку, как она приобрела силу благодаря крови старого и злобного сородича и Люк с интересом слушал, когда она рассказывала о своей привычке выслеживать и убивать тех чудовищ, которых она была способна убить. Влюбленные принесли клятву избавиться от мира Проклятых, которые уничтожили их смертное счастье, и на некоторое время Люк и мадам Гиллес стали самыми чудовищными диаблеристами во Франции.

Их преступления резко оборвались, когда пара попыталась убить дитя самого Франсуа Вийона. Этот поступок привел к ужасным последствиям: Люк принял основной удар на себя и на него была объявлена кровавая охота, а убитая горем мадам Гиллес бежала в безлюдную местность и снова исчезла со страниц истории.

По правде сказать, мадам Гиллес не совсем исчезла, а погрузилась в подпольный мир анархов. Снедаемая яростью из-за убийства Люка она скоро превратились в чудовище среди сородичей-изгоев. Когда грянула революция и аристократы как смертных, так и сородичей стали попадать на гильотину, мадам Гиллес оказалась в самой гуще кровавого террора.

Как это часто бывает в истории, вскоре революция вышла из-под контроля и мадам Гиллес едва не была казнена сама, ей удалось выжить лишь пожертвовав многими важными пешками. Ее союзникам не так повезло, и мадам Гиллес (которая теперь безо всякой иронии называла себя Мадам Гил) заключила союз с древним и корыстным сородичем, которого она презирала больше всего, Франсуа Вийона. Отдав себя в его власть и с трудом скрывая свою истинную личность, Гил доказала свою ценность при восстановлении Франции и вскоре она уютно устроилась в организации, которую ненавидела больше всего на свете.

В течение следующих двух веков она продолжала успешно вести дела и доросла до должности юстициара. В этой роли Гил была пугающе эффективна, и никто не мог так профессионально искоренять коррупцию в Камарилье как она. Она вымещала свою ярость разоблачая и уничтожая старейшин секты и ничто не доставляла ей такого удовольствия, как медленно мучить до смерти старых и до этого неприкасаемых каинитов.

Три года спустя, проводя обычное расследование убийства, которое совершил некий весьма эффективный убийца Шабаша, измученная мадам Гил снова столкнулась с призраком из своего прошлого. Преследуя убийцу до его логова, Гил узнала, что он был не кем иным как Люком, которому столетия назад удалось спастись от кровавой охоты. После этого он вынужден был искать милости у Черной Руки. Теперь Люк был храмовником на службе у ужасного Шабаша, ветераном столетней войны.

Когда эти два Каинита встретились, то их кровь запела, они сжали друг друга в кровавых объятьях и поклялись больше никогда не расставаться. Разумеется, это союз был под запретом у обоих сект, однако пара продолжала тайно встречаться в течение многих лет. Теперь Мадам Гил идет по узенькой тропинке между своей вновь обретенной любовью и своей не-жизнью. Она еще не расспрашивала своего любовника о его тайнах и не выдавала их, однако если такое продолжиться, то она несомненно будет скомпрометирована как юстициарий прежде, чем пройдет достаточно много ночей.

Внешний видПравить

Как-то поэт сородичей назвал мадам Гил «Госпожой Слез», так как слезы следуют за ней повсюду – слезы страдания и слезы обожания, вызванного ее потрясающей красотой. Гил выглядит как юная девушка, идеально сложенная и в самом расцвете юности. Однако что-то в ее взгляде вызывает у людей неприятие или даже отвращение – однако ее почти божественная красота подавляет даже инстинкт самосохранения, и жертвы бегут к ней подобно леммингам.

Советы по отыгрышуПравить

Вам можно дать много определений – бывшая анарх, предательница, судья и палач. По правде сказать, вы и сами не знаете кто вы с той самой ночи как стали Проклятой. Выражаясь современным языком вы «приспособленка», и ваши действия зависят от обстоятельств, Люка или контроля над собой. Вы переключаетесь с одной роли на другую в попытках стабилизировать себя, но напряженность начинает пробиваться через вашу защиту. Теперь, когда у вас есть лишь жалкая котерия архонтов, которую возглавляет изнеженный Видаль Жарбо, вы желаете своего потерянного (и запретного!) любовника как никогда прежде. И это вызывает у вас отвращение.

Лист персонажаПравить

ИсточникиПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.