ФЭНДОМ


Мир игры Vampire: The Masquerade не является нашим, но он пугающе на него похож. Этот мир населен вампирами, которые похожи на нас, но являются созданиями куда более темными. Зло осязаемо и вездесуще в этом мире, последние ночи приближаются, и вся планета сотрясается от напряжения. Это Мир Тьмы.

В общих чертах Мир Тьмы похож на «реальный» мир, в котором мы все обитаем. Популярны те же группы, насилие так же распространяется внутри городов, взятки и коррупция процветают среди тех же правительств и люди посещают те же города ради их культуры. В этом мире есть Статуя Свободы и Эйфелева Башня. Однако в отличие от нашего мира в нем есть скрытый ужас – в Мире Тьмы все болезни нашего мира еще более серьезны. Наши страхи гораздо реальней. Наши правительства еще более упадочные. Наша экосистема все больше умирает с каждой ночью. И вампиры существуют.

Многие различия между нашим миром и Миром Тьмы зависят именно от вампиров. Древние и непостижимые, сородичи играют с человечеством как кот играет с пойманной мышью. Бессмертные сородичи манипулируют обществом чтобы хоть как-то развеять скуку, которая преследует их в течении множество ночей или чтобы защититься от махинаций столетних соперников. Бессмертие является проклятием для вампиров, так как они заперты в мертвых телах и ведут неизменное существование.

Это глава рассказывает о мире вампиров. Мир Тьмы отражает страсть и страх своих тайных хозяев, и надежда на спасение является единственной вещью, которая заставляет обитателей этого проклятого места жить – или не-жить.

АтмосфераПравить

Наибольшие различия между нашим миром и Миром Тьмы заключается в наличии бессмертных чудовищ, которые дергают за ниточки, руководя человечеством. Насилие и отчаянье более часто встречаются здесь, так они необходимы сородичам для продления собственного существования. Мир сер, но попытка сбежать из него является насущным желанием у многих – возможно, чересчур насущным. Так же Мир Тьмы является смесью из его обитателей и их отчаянья.

Готик-панк и предзнаменования будущегоПравить

«Готик-панк» возможно является наилучшим словом, чтобы описать суть Мира Тьмы. Столкновение различных стилей и влияний, напряжение, вызываемое соприкосновением различных этносов, социальных классов и субкультур делают этот мир резонирующим и опасным местом.

Готический аспект описывает окружение Мира Тьмы. Огромные здания простираются ввысь, украшенные классическими колонами и горгульями. Жители, подавленные размерами этих громад, теряются среди шпилей, которые устремляются к Небесам словно в попытке вырваться из физического мира. Ряды Церкви растут, поскольку смертные готовы идти за любым, кто подаст им надежду на лучшее будущее. В подполье расцветают культы, обещающие власть и искупление. Институты, контролирующие общество еще более уравновешенные и консервативные, чем в нашем мире, так многие, кто имеет власть, предпочитают зло мира, который они знают, хаосу перемен. Это мир, который разделяется на тех, у кого есть все и тех, у кого нет ничего, на богатых и бедных, на тех, кто живет в излишке и тех, кто живет в нищете.

Панк-аспект отражает стиль жизни многих обитателей Мира Тьмы. Чтобы придать своим жизням какой-то смысл, они восстают, разбиваясь о неприступные скалы власти. В качестве реакции на бессмысленную жизнь «по книге» по улицам начинают бродить банды и организованная преступность начинает разрастаться в подпольном мире. Музыка становится более громкой, быстрой и жестокой или гипнотически монотонной, и ее слушают массы, которые видят спасение в бегстве. Язык становится более грубым, мода вычурней, искусство более шокирующим и технология готова предоставить что угодно и кому угодно по одному нажатию кнопки. Мир становится более развращенным, люди духовно нищими и бегство от жизни заменяет надежду.

Однако и это еще не все: в течение нескольких последних лет сообщество Сородичей переживало небольшие, но повсеместные потрясения. Многие сородичи шепчут о Джихаде, войне или игре, которую, как говорится, ведут наиболее древние вампиры. Эта война ведется с начала времен, однако многие вампиры опасаются, что если одно тысячелетие сменяет другое и проклятие не-жизни становится слабее, то это означает, что приближается конец всего. Знаки и предзнаменования, многие из которых запечатлены в пророческой Книге Нод, беспокоят вампиров всех кланов и возрастов, даже тек, кто открыто признает, что не верит во все это. Как в ковенах Шабаша, так и в салонах Камарильи говорят о беспорядках на Востоке, об армиях бескланового сброда, о вампирах, чья кровь настолько слаба, что они не могут даровать Становление, о встречах с таинственными старейшинами, чья сила значительно превосходит их видимый возраст, о черных полумесяцах и луне, красной как кровь. Все это, как говорят те, кто верит в предзнаменования, знаки приближения Последних Ночей и что конец всего близок.

Некоторые сородичи верят в Спасение, верят, что силы Рая готовят последний суд для вампиров за то, что они сделали с миром. Другие говорят об Отсеиванье или Геенне, ночи, когда наиболее древние вампиры восстанут, чтобы пожрать своих потомков, поглотят менее проклятую кровь, чтобы утолить свой голод. Мало кто признает подобные суеверия, однако многие чувствуют некое напряжение в эти ночи. Старые вампиры играют в свои игры, приводя столетние схемы к единому безумному действию. Стаи Шабаша атакуют крепости своих врагов, потому что бояться, что им может не представиться другого шанса. Группы Ассамитов-канибалов, избавившихся от великого проклятья, охотятся на других вампиров и пьют их кровь. Параноидальные старейшины охотятся за вампирами неопределенного возраста и уничтожают их, потому что бояться, что они являются вестниками Геенны. Терпение является особо ценной добродетелью среди бессмертных, однако его становится все меньше и меньше, и весь мир сородичей катится к краю и сотрясается в коллективном безумии.

Готик-панк является настроением и сутью игры. Вся работа по созданию окружения ложиться на плечи Рассказчика, однако игроки так же должны хорошо проработать своих персонажей. Разумеется, окружение является делом вкуса. Некоторые игроки могут предпочесть, чтобы в их историях было больше Готики, чем Панка, в то время как другие предпочтут, чтобы их было поровну. В конце концов эта ваша игра, и вы вольны делать с ней все, что пожелаете. Просто помните, что для того, чтобы создать хороший мир, нужно приложить усилия, и поэтому игроки и Рассказчик должны сделать все возможное, чтобы сделать его более правдоподобным. Действия, события, персонажи и описания – все это выражает эстетику Готик-Панка.

ГородаПравить

Вампиры являются прирожденными городскими существами, хотя некоторые говорят, что это скорее дело привычки, чем их природы. Городские массивы могут дать все, что сородич пожелает: практически бесконечные источники крови, связи, способные удовлетворить наиболее социальных вампиров (и достаточно уединенных мест, чтобы удовлетворить изоляционистов), и убежище от оборотней, которые обитают в диких землях за пределами городских огней.

Однако к несчастью для сородичей, города так же являются местом для Джихада, великой гражданской войны между немертвыми, которая длиться столько, сколько старейшие из вампиров себя помнят. Ночь столь же непостоянна, как и сами Сородичи, и долгие периоды относительного мира могут смениться кровопролитием без всякого предупреждения. Вампиры цепляются за города ради защиты и пропитания, и поэтому соседство с другими сородичами неизбежно.

В былые ночи, когда людей было мало и города не были настолько перенаселены, сородичи часто в одиночестве обитали на своих охотничьих угодьях и могли никогда не увидеть себе подобного. В современном же мире контакт с другими хищниками практически неизбежен, и поэтому в городе обычно существует своеобразный баланс сил. Старые вампиры управляют своей территорией, князья нежити правят стальной рукой, не признающие законом анархи сражаются на улицах и в трущобах и дикие вампирские празднества устраиваются подальше от глаз смертных. Даже наиболее важные из сородичей вынуждены соблюдать Маскарад, свод правил, который предписывает сородичам скрывать свое существование от окружающих их людей.

По иронии судьбы, города являются одновременно раем и тюрьмой для сородичей. Если они покинут города, то рискуют потерять свои не-жизни от голода или когтей оборотней. Если останутся, то смогут удовлетворить свои страсти, однако будут вынуждены постоянно сталкиваться с себе подобными. Их существование является напряженным, и оно наполнено мириадами проклятий бессмертия: депрессиями, тщетностью и сводящей с ума скукой.

Соотношение количества вампиров и смертных сильно изменилось за последнее столетие. Многие князья вампиров настаивают, что для того, чтобы сохранить существование Сородичей в секрете, на 100000 смертных должен приходиться один вампир. Однако в последние годы в некоторых городах это соотношение было превышено, и растущая популяция сородичей стала серьезной проблемой. В городах, где Маскарад соблюдается не сильно, например в тех, что контролирует Шабаш, количество вампиров может превышать допустимый уровень в два-три раза. Перенаселение не является легкой проблемой – ни один князь не хочет решать, какой вампир должен остаться, а какой – встретить Окончательную Смерть, исключая критические случаи.

Некоторые вампиры чувствуют, что ситуация начинает накаляться. Молодые вампиры со слабой кровью начинают с необычайной скоростью появляться в городах старейшин, что времена, когда скрытные мастера Джихада восстанут и пожрут остальных, уже не за горами.

Ночной мир вампировПравить

Вампиры ценят власть, как саму по себе, так и за безопасность, которую она обеспечивает — им до смешного просто приобретать обыденные блага, богатства и влияние. Гипнотический взгляд и пара слов предоставляют коварному вампиру доступ ко всем богатствам, власти и слугам, какие он пожелает. Некоторые могущественные вампиры способны вселять гипнотические намеки или команды в разум смертных, после приказывая им забыть о существовании вампира. Таким образом, вампиры могут с легкостью заполучить легионы безвольных рабов. Многие «слуги народа» и корпоративные магнаты тайно служат хозяевам-вампирам.

Хотя существуют исключения, вампиры склонны держаться близко к городам. Город предоставляет широкие возможности для охоты, связей и политических игр — в то время как дикая природа зачастую опасна. Дикая природа — обитель люпинов, оборотней, извечных врагов вампиров, желающих лишь одного: уничтожить всех вампиров на корню.

Другие обитателиПравить

Сородичи не являются единственными чудовищами, которые крадутся по улицам Мира Тьмы. В тенях может скрываться пара глаз, которая принадлежит кому-то… другому. Сородичи делят ночь со многими другими нечеловеческими сущностями. Когда Сородичи контактируют с «другими», результат редко бывает приятным, так как сверхъестественные существа соперничают за превосходство течение тысячелетий. Многие Сородичи подозревают, что у других сверхъестественных существ так же есть свое общество. Однако мало кто из них смог что-либо разузнать об этом, и еще меньше смогли уцелеть и рассказать что-либо об этом другим.

В мифической Книге Нод говориться о подобных существах, так в ней сородичей предупреждают, что когда настанут Последние Ночи, эти существа восстанут, чтобы подготовиться к концу мира. В нынешние ночи все чаще происходят встречи сородичей (чаще всего враждебные) с этими таинственными существами.

  • Охотники
  • Люпины
  • Маги
  • Призраки
  • Феи
  • Гули
  • Катаяны
  • Демоны
  • Мумии
  • Восставшие
  • Другие твари: Помимо этих внушающих опасения свидетельств некоторые сородичи так же заявляют, что имели дело даже с более странными существами. Заявляется о встречах с демонами, бессмертными мумиями, зомби, таинственными духами, животными-перевертышами, живыми горгульями, ангелами и еще более странными существами, и иногда это даже задокументировано. Единственное, что можно понять из этих заявлений – это то, что Мир Тьмы настолько разнообразен, насколько он ужасен.

Художественные иллюстрацииПравить

- Так значит мы порешили на том, чтобы один из нас взял себе имя и титул Отца?

Семь голов склонились в знак согласия. В комнате было семь человек, и все они были удивительно похожи телосложением и внешним обликом. У каждого из них был сильный подбородок и аристократическое лицо, и каждый из них был одет в пышную одежду, слишком теплую для кастильской ночи. Снаружи раздавались голоса на испанском и португальском, торговцы вовсю расхваливали свои товары, вина и своих женщин. Звуки голосов проникали через единственное окно, и из него же был виден свет луны на западе.

- Если все узнают, что наш сир был уничтожен, то последствия… будут довольно неприятны. Это даст надежду анархам и их кукловодам. Наши молодые собратья начнут бояться, что мы слишком слабы. А так же товарищи нашего отца начнут проводить бесчисленные собрания, что отложить объединение кланов. Лично я думаю, что все это крайне нежелательно.

Говоривший скорее всего был самым старшим из семи собравшихся. Он сидел на высоком стуле с красной подушкой, чьи ножки были вырезаны в форме лап льва и позолочены. Другие сидели на более маленьких и низких стульях. Один из них, который сидел рядом с окном, начал говорить.

- Но кто? И какие шаги следует предпринять, чтобы сохранить все в секрете? Если обман раскроется, это нанесет еще больший урон, чем если бы мы просто признали гибель отца.

Старший пожал плечами.

- Я думаю, что им должен стать тот, кто был наиболее близок к отцу по возрасту и силе… - после этого послышалось бормотание, - …короче говоря, это буду я. И я рассчитываю, что связь между нами, установленная нашим происхождением, обеспечит ваше молчание.

Остальные огляделись вокруг, встретились друг с другом глазами, как бы проверяя готовность своих братьев принять вызов. И затем последовали заверения о том, что да, конечно, они станут частью этого плана.

- Рад, что вы выказали солидарность, братья. А теперь не будете ли вы против, если я отлучусь на минутку?

Старший из детей Хардештадта поднялся и пошел к двери в библиотеку, которую открыл для него гуль, некогда служивший тамплиерам. За собой он услышал звон металлических кубков, так его собратья решили освежиться тем, что он приготовил для них несколько часов назад. В каждом из кубков находилась смесь из витэ различных могущественных и древних каинитов, которых уничтожил Хардештадт Младший. Так же в каждом находилось немного крови самого Хардештадта, которую маскировал пьянящий аромат древней крови. Не в первый раз Хардештадт прибегал к подобному обману – согнуть чью-то волю было легким делом для вампира подобной силы.

Теперь молчание будет обеспечено, это точно.

ИсточникиПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.