ФЭНДОМ


Веками клан Джованни описывал Росселини как младшее семейство кровных родственников, взбесивших Клавдия Джованни где-то в XVI веке. Согласно архивам клана, Джованни принудили Росселини к клятве верности в качестве наказания за их прегрешения.

История Править

Ещё одним поглощённым Джованни семейством стали Росселини. Они существовали столько же, сколько и Джованни, и были еще до встречи с нами довольно опытными некромантами, возможно, также благодаря римским корням. Если бы Каппадокийцы первыми не обнаружили Джованни, вполне возможно, что Росселини были бы отобраны для Объятий. Их пути впервые пересеклись в конце Ренессанса, когда их ковен совершил ошибку, взбесив Клавдия Джованни (по слухам, дитя самого Августо), когда тот находился в Риме по семейным делам. Клавдий вырвал души из их живых тел и согласился вернуть их только в том случае, если эти волшебники принесут клятву верности ему и клану Джованни. Взвесив свои шансы, Росселини, естественно, согласились. С тех пор сородичи ветви Росселини демонстрируют такие же таланты в некромантии, как и, собственно, Джованни. Но там, где Джованни совершает минимум действий, чтобы принудить призрака к подчинению, Росселини вынужден применять насилие, чтобы заставить призрака повиноваться. В результате призраки часто превращаются в спектров.

Большинство вампиров - особенно те, кто сконцентрирован на более актуальных вопросах - мало размышляли о том, что произошло. Они куда больше интересовались смелым обращением Вентру Херштадта, нежели Заговором Исаака (группа, собранная Клавдием против Капподокийцев), чью деятельность нужно было расследовать, а её членов привлечь к ответу за уничтожение одного из изначальных основателей кланов. Однако Клавдий подозревался в диаблеризме, был способным некромантом, хитрым конспиратором, а также высокопоставленным членом клана. А потому, несмотря на слухи о попытках низвергнуть Клавдия или расстроить его планы, ходившие среди Росселини, Камарилья не вмешалась и предоставила Джованни самим себе.

Однако для Росселини Джованни получили преимущество над своими предками, чтобы сместить клан Капподокийцев. Со времен Римской Империи Росселини изучали оккультизм и, если верить им, многие из них стали опытными некромантами, общавшимися и командовавшими призраками без использования вампирической крови. Согласно некоторым, именно семейство Росселини сначала привлекло внимание клана Капподокийцев. А Джованни, подобно избалованным детям, стали завидовать и проклятьем обрекли их на служение. С другой стороны, сами Джованни заявляют, что были вынуждены наказать Росселини после того, как великий основатель, Августо, узнал, что семейство пыталось призвать древнюю сущность из земель мёртвых.

История того, как семья людей-некромантов превратилась в ревенантов, была потеряна во времени. Росселини верят, что их прародители страдали от неизлечимой сверхъестественной болезни, со временем приведшей нескольких предков к безумию из-за вины за общение с мёртвыми. В этом ослабленном состоянии - или так они говорят - Росселини обратились к Клавдию за помощью и подверглись шквалу упрёков за прелюбодейство с трупами и урон репутации семьи. По сути, Клавдий угрожал родственникам, сообщив, что если они когда-либо заговорят о своих страданиях, то он заплатит охотникам, чтобы те прервали их муки. Позже, после многих месяцев молчания, к ним явился сам Августо, сказав, что сжалился над Росселини и обнаружил священный ритуал, что восстановит их здоровье.

Хотя молодые отпрыски Росселини не зря скептически относятся к прошлому, они болезненно осознают свою уникальность. Так называемые пикколо фрателино не похожи на прочих не только потому, что являются одной из самых молодых семей ревенантов. Их бесцветная кожа, безумные глаза и ледяные касания не могут сокрыть то, что Джованни стремились сохранить в тайне более трех столетий. Росселини стали ревенантами из-за неизвестного применения Некромантии.

Большинство вампиров, гулей и ревенантов ошибочно полагают, что семейство Росселини столь извращены из-за увлечения своим искусством. Однако все члены - даже дети - обладают одним набором тревожащих особенностей, одинаковых пугающих тенденций.

На самом деле, это распространенное заблуждение идёт лишь на выгоду семье, ведь большинство кланов полагает, что секретами создания ревенантов обладают исключительно Цимисхи. Джованни опасаются, что если другие узнают правду, то пикколо фрателино будут похищены и вскрыты ради изучения.

Нынешние ночиПравить

Пожалуй, из всех младших семей больше всего из-за последнего Шестого Великого Вихря 1999 пострадали Росселини. Для того, что Джованни сочли вас "жестоким", надо приложить немало усилий, но Росселини это удалось. Кое-кто из Джованни подозревает, что Росселини служат Джованни (а не наоборот) не по тактическим, а по философским причинам. Джованни используют некромантию для того, чтобы возвысить семью. Росселини занимаются ей только потому, что им это нравится. Некромантия стала для них самоцелью, поэтому Росселини часто выкладываются по полной, да еще и с максимальным садизмом, только для того, чтобы расширить горизонты. Такой подход не свойственен другим некромантам, которые обычно стараются получить наилучший результат при минимальных усилиях. На практике это означает, что Росселини доходят до крайностей, вызывая, подчиняя и пытая призраков. Когда Саван истончился, призыв духов упростился, а вот починить их стало труднее. В итоге Росселини внезапно начали вызывать больше призраков, чем могли удержать под контролем. Из-за привычки выбешивать всех, кого удалось призвать, семья Росселини неизбежно превратилась в этакую фабрику по производству спектров. Созданные спектры им за это не слишком-то благодарны.

Ныне Росселини посвятили свои долгие ночи оккультным изысканиям и практикам. Они жаждут уединения и нередко реагируют неадекватно, если вынуждены оказаться в переполненной комнате. Уже давно есть подозрения, что у семейства есть библиотека, что может посоперничать с книгами капелл Тремеров, и что они постоянно ищут новые тома для растущей коллекции. Те, кто не разделяют тягу к командованию призраками обычно увлекаются другими сферами оккультного знания вроде алхимии или тауматургии.

Взаимоотношения с Джованни Править

С большинством, если не всеми, ревенантами Росселини обращаются как с вассалами, и им часто поручаются исполнение приказов домиторов. А потому нет ничего необычного в том, чтобы обнаружить пикколо фрателино, прячущегося в углу во время встречи клана, шпионящего за врагами или доставляющего послания.

Члены клана Джованни в эти ночи не обсуждают тему ревенантов. Союзники клана считают, что Джованни беспричинно параноидальны и видели, как регнанты перекармливали гулей в страхе перед ответными мерами. И всё-таки это не предотвращает перешептываний среди некоторых вампиров о том, что Росселини однажды сбросят хозяев, как это сделали Джованни века назад. Возможно, именно по этому клан экспериментирует с другими ветвями семьи, вроде Писанобов из Центральной Америки или Ли Венгов из Сан-Франциско.

Внешность Править

Члены семьи Росселини, как и клан Джованни, в основном итальянского происхождения. Однако благодаря выборочным бракам с другими младшими семействами Джованни, у Росселини нет общих внешних черт вроде цветов кожи или глаз. Обычно на внешности Росселини лежит печать семейной слабости. Кожа у них обычно бледная, руки трясутся, а глаза покраснели. Несмотря на репутацию рыскающих в пыльных катакомбах и спящих в занятых гробах, Росселини обычно одеваются безукоризненно, что лишь больше заставляет беспокоиться остальных.

Создание персонажаПравить

Раз уж они люди скорее интеллектуальные, нежели социальные, Росселини склонны быть одиночками, пойманными в ловушку семейной слабости. А потому многие из них следуют Путём Просветления и стараются избегать контакта с другими. Загадка, Конформист, Ребенок, Шутник и Мазохист - вполне подходящие Натуры. У Росселини есть некоторые Связи с членами оккультных обществ и может быть Ментор из Джованни или любой другой младшей семьи. И, напоследок, все ревенанты, служащие Джовании, обладают дополнительными Ресурсами.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.