ФЭНДОМ


Примас Саша Викос, при рождении получивший имя Мика Викос, известный как Ангел Каина, которого молодые Цимисхи почитают как одного из тех, кто во время Мятежа анархов первым предал своего сира, считается самым опасным орудием устрашения в Шабаше. Конечно, такие воины, как Джухах из Черной Руки, на поле боя внушают ужас, но они хотя бы уничтожают своих врагов в сражении и почти не испытывают к ним ненависти. Саша же "изучает" своих жертв и решает, через какие мучения они должны пройти, прежде чем с воем кануть в небытие. Затем он с холодной размеренностью приступает к манипуляциям, которые разрушают даже мельчайшие частицы тел несчастных.

Андрогинный Саша Викос – исследователь-ноддист, ученый Цимисхов и каинит-чудовище, который вот уже долгое время яростно поддерживает свободу Шабаша. Он верховный палач ада и музыкант со скальпелем. Саша понимает все нюансы физических чувств и нервов, и способен наилучшим образом повлиять на них. Он так же существо, которое любит изучать, и обладает коллекцией книг и артефактов, которой позавидует любая академия. Враги Саши, в том числе и Гангрел Бекетт и Малкавиан Анатоль верят, что в Шабаше у него культовый статус, а члены секты подражают ему. Истина же заключается в том, что Саша гораздо более чудовищен, чем его возраст. Мало кто способен понять великие схемы ронина-прискуса Шабаша.

ИсторияПравить

Смертные годыПравить

При рождении Саша получил имя Мика Викос и статус наследника карпатского правящего дома, так как был первым и единственным сыном своего отца. Он рос, наслаждаясь роскошью Византийской империи, и, казалось, с детства обречен на величие - но впереди его ждало куда большее. Когда он был еще ребенком, его видения привлекли внимание дома Тремер из Ордена Гермеса. Он научился основам колдовства и проявил себя в качестве умелого ученика, что вызвало зависть у мага по имени Горатрикс. Он предал Мику Цимисхам, что повлекло за собой вовсе не то, чего он ожидал.

XI-XII векаПравить

Мика оказался – тогда он еще был обычным человеком – в городе, который в то время мог соперничать славой и блеском с Карфагеном. Константинополь находился под эгидой трех семей каинитов, в том числе Извергов из рода Обертусов, которые и приняли Мику. Там Викос получил Объятья от Изверга Симеона, чей род враждовал с карпатскими Цимисхами.

Саша презирал свою новую природу и всех, кто обрек его на такое существование, но все же сумел оценить невероятные возможности для обучения. Атеней, библиотека Обертусов, содержала в себе считавшиеся утраченными сокровища Александрийской библиотеки. То, чему не могли научить книги, Мика познал благодаря сложным интригам при византийском дворе.

Мика стал членом Круга Мечты, чтобы расширить свои тауматургические познания и тесно сотрудничал с Хранительницей Веры, но всё ещё продолжал переписку с другими Цимисхами карпатской родословной (например, Лугошем и Велей), а также из-за собственных амбиций работал вместе с Детьми Иуды, фракцией Сетитов. Как и прочие каиниты Константинополя, Мика стал влюблён в Тореадора Михаила и его наваждение о божественности. Сохраняя верность своему сиру, он презирал грандсира, Гесу. Тот украл у Мики любовь сира и ввёл множество строгих правил относительно использования Изменчивости в служении Внутренней Божественности. Викос раздувал недовольство братом в сердце Симеона, надеясь, что меж ними возникнет распря, из-за которой сир будет вынужден покинуть город. Тайно Мика планировал подготовиться к тому, чтобы оставить Константинополь.

XIII век Править

Но Константинополь и Михаил пали прежде, чем план Викоса удался. Когда Четвёртый крестовый поход разрушил город в 1204 году, Мика и Симеон бежали на Балканы благодаря защите, предоставленной Лугошем и Велей. Эти двое путешествовали по различным вотчинам, когда Мика узнал об амбициях князя Магдебурга, Вентру Юргена фон Вердена. Он желал создать плацдарм на территории Воеводства, что привело к конфликту с Владимиром Рустовичем, Воеводой воевод.

Возжелав воспользоваться слабостью Воеводства, Мика пришел к Вентру с предложением использовать завоёванную территорию Венгрии, чтобы создать буферный домен между ленами Чёрного Креста и Воеводством. Чтобы избежать дорогостоящей войны, обе стороны согласились. Так были созданы Владение Обертусов, номинально находящееся под управлением Симеона. Сам Мика выступал дипломатом, часто путешествуя по окрестным землям и поддерживая дипломатические связи с другими Извергами. Во время этих странствий Мика вступил на Дорогу Греха под наставлением ментора, колдуна Илиаса сел Фрумоса. Они быстро стали любовниками и спутниками в путешествиях, пока сам Мика наслаждался свободой от религиозности Обертусов, которую предлагала его Дорога.

Хотя Обертусы оставили наследие Михаила в прошлом, его идеи сильно влияли на Мику даже после Окончательной Смерти Мафусаила. Во время жизни Викоса в Константинополе Михаил поощрял жажду к знаниям юного Цимисха. Он хотел сделать из Мики живую летопись Константинополя, видение Михаила Неба на Земле. В последние ночи Михаила Симеон и Григорий Димитис совместно изменили тело и разум Викоса, стараясь превратить его в копию Дракона. Двойника привели к Михаилу и они возлюбили друг друга. Конечно, Тореадор ощутил подмену, но ему было всё равно. Вместо этого он полюбил Мику за то, кем тот был, и внедрил в Викоса свое видение и жажду сохранить наследие Мечты. Так Мика стал архитектором Михаила, возводящим новое царство без ошибок прошлого.

Вскоре после этого воспоминания об этом событии были выдраны прочь Симеоном. Но Мика в конце концов вспомнил эпизодические отрывки перед тем, как встретил настоящего Дракона, некогда правившего Константинополем. В монастыре Обертусов на окраинах Брасова любовник Мики, Илиас сел Фрумос стал аватаром Цимисха и пожрал суть своего дитя, Дракона. Потом он изнасиловал Викоса, оплодотворив плоть, кровь и душу юного Цимисха самой сутью Дракона.

После этого события Викос разительно изменился. Он стал нести в себе мечтания равно Михаила и Дракона, создавая живую империю из плоти вместо камня. Его город должен был стать сообщество каинитов, основанным на столпах из крови и кости. После заражения сутью Дракона Викос бежал в Константинополь, сохраняя контакт с остальными Извергами через переписку.

XV век Править

Его участие в Восстании анархов и формировании Шабаша стало первым шагом к этой цели. Во время восстания отступники нападали на цитадели старейшин, стремясь разрушить всё, что ассоциировалось с их бывшими хозяевами. Мика, с другой стороны, играл чудовище, пытая Симеона, неоднократно высасывая его кровь и извергая её обратно прежде, чем совершить диаблери. Но он также и стал схоластом, спасающим книги, рискуя собственной не-жизнью. Во время восстания Мика помогал своим союзникам, Лугошу и Веле. В 1453 году Мика был вынужден бежать из Константинополя и присоединялся к нескольким блуждающим в Трансильвании стаям. Через сорок лет, в 1493, Мика посетил Торнское соглашение. Несогласие с планами Херштадта он выразил, бросив ему в лицо собственные гениталии. Именно Мика организовал нападение на деревню Торнс. После этого он переименовал себя в Сашу Викоса в память о погибшем брате по оружию и стал одним из иконических членов секты.

В ранние ночи войны Саша был среди тех немногих Цимисхов, что не оставили свои карпатские крепости разрастающейся Камарилье. В отличие от большинства своих товарищей по Шабашу, Саша оценил и понял необходимость привлечения смертных на службу Каинитам. Многие члены секты, в особенности молодняк, с издевкой отнеслись к самой идее использования скота, но Саша знал, что Камарилья упрочила свое влияние и расширила владения благодаря связям в обществе смертных. Саша решил сражаться с Хардештадтом и его камарильскими прихвостнями по их законам, с помощью смертных пешек. Он помогал ускокам, корсарам из Сеня и гамбургским пиратам, нападавшим на корабли оттоманов и венецианцев. В основном этими пиратами двигала жадность, но иногда Саша нанимал их для нападения на оплаченные каинитами суда, надеясь взять в плен и допросить гулей своих противников. Но в конце концов Саше надоело играть в Джихад. Он заперся в своем убежище в Старом Свете на долгие годы.

XVIII векПравить

Саша вышел из своего добровольного заточения во время Первой гражданской войны Шабаша (1775-1803 годы). Его познания в чародействе отвратительных Тремеров казались непревзойденными, и Цимисхи из числа союзников заподозрили, что Саша обучался под руководством самого Купалы.

XIX векПравить

После подписания Договора о покупке в 1803 году, закончившем войну, Саша, по всей видимости, нашел себе новое занятие – он с головой погрузился в тайные знания и археологические изыскания. В конце XIX и начале XX веков он поддерживал (финансово) множество экспедиций в Египет, Грецию и на Ближний Восток.

В 1882 Саша отправился в Огненный Двор города Луксор под именем "Алексей", обменивая свои услуги мастера пыток на знания местных Сетитов. В это время Саша заслужил их враждебность, когда пренебрёг своими обязанностями ради того, чтобы получить фрагмент Саргона. Он надеялся, что тот содержит магические тайны, которые помогут ему превзойти Горатрикса. Ради этого Саша даже поверхностно занялся инфернализмом и вызвал демона, чтобы тот помог ему спокойно изучить дощечку. Равно Сетиты Огненного Двора и древняя Каппадокийка Констанция хотели остановить его и послали котерию сородичей, возглавляемую Анатолем помешать ему узнать великие тайны Фрагмента. Викос был вынужден бежать из Египта, чтобы продолжить свои изыскания где-то ещё.

Иногда – очень редко – он даже сам присоединялся к каким-нибудь загадочным раскопкам в Святой Земле, Ливане или Сирии. Это не отвлекало его от основных обязанностей, и во время Второй гражданской войны (1863-1933) Саша уничтожал наиболее беспокойных из раскольников.

XX векПравить

Роль, сыгранная им в войне, способствовала тому, что при подписании пересмотренного Миланского Кодекса в 1933 Саша был назначен на пост примаса. В этом качестве он сейчас представляет Шабаш по всему миру, решая текущие проблемы так, как сочтет нужным.

В 1999 году, во время наступления Шабаша на восточное побережье США, Викос возглавлял захват Атланты и Вашингтона. После победы он был назначен архиепископом вашингтонской епархии.

XXI век Править

Саша воссоединяется со своим бывшим любовником тореадором Михаилом, чей дух завладел телом Чёрной Мери, которая 8 веков назад диаблезировала Михаила. Михаил в теле Мери извлекает Дракона судя по всему в виде метастазы или зародыша. Это оказывает сильное психологическое влияние на Сашу, который избавляется от своего извращённого за многие века мечтания дракона воссоздать империю из плоти и крови, осознав, что это был не более, чем кошмарный сон (в том числе и для Дракона). Михаил решает заботится об извлечённом зародыше дракона словно отец, Саша постепенно излечивается от своих душевных ран и затем решает помочь Михаилу в исполнении его давней мечты в Константинопле.

ОбразПравить

С ночей Восстания он служит секте учёным и воином. В обоих ролях он служил, будучи странствующим примасом, хотя его советы кардиналам выглядят больше как строгие "рекомендации", нежели вежливые советы. Будучи учёным, он поддерживал древние библиотеки и репозитарии в странах Балканского полуострова. В этой роли Саша объединялся со "старой гвардией" Шабаша, ценящей силу знаний. Однако, будучи воином, Саша стал пугающим инструментом возмездия. Подчинив себе Изменчивость и Тауматургию, он может одержать победу на большинством противников. Но обычно он предпочитает пленить врагов, а не убивать их. Многие пленники Саши пережили длительные пытки и экстатическое наслаждение, длившееся десятилетиями. Зачастую его жертвы не уверены, подвергаются ли они пытке или изнасилованию.

Хотя его действия отмечены суровостью, даже жестокостью, Сашей движет холодный расчет; из тысяч мелочей он строит Мечту Михаила. Все, что он делает, имеет свой смысл, начиная от того, как он вскидывает голову во время разговора, и заканчивая тем, как он сдирает со своей жертвы мясо – так с ноги снимают носок. К несчастью, совершенная утонченность замысла Михаила ускользает от понимания Саши, из-за чего он порою впадает в излишества.

Его увлеченность археологией и оккультными науками – это вовсе не мимолетная тяга к таким вещам, как власть и знание. Саша пытается воссоздать все мечты и уроки Михаила, память о которых с каждым годом становится слабее. Когда Константинополь пал, его христианские (а позже и мусульманские) завоеватели разнесли немалую часть богатств и мудрости города по Западному полушарию и Ближнему Востоку.

Саша предполагает, что видение Михаила во всей полноте своей заключено в одном из похищенных сокровищ. Впрочем, недавно ему пришло в голову, что наследие Михаила может быть сокрыто в тех, на кого, как и на него самого, пал выбор Тореадора. Сейчас Саша надеется восстановить утраченное знание, дьяблеризировав немногих уцелевших обитателей Константинополя. К их числу относятся барон Томас Феро из клана Гангрел, Носферату Малахит и, самое главное, сам Дракон. Будущее покажет, станет ли эта попытка величайшим из достижений Саши или же началом его падения.

Внешний видПравить

12848021

В его "первоначально" выбранной форме у Мики была тёмная кожа африканца, длинные чёрные волосы и большие карие глаза. У него гладкое лицо, а наиболее выделяющаяся черты - скулы. Высокий и гибкий, у него длинные пальцы и острые, накрашенные ногти. Годами он носил одеяния лучшего доступного в Византии качества. У него интеллигентный голос и вежливые манеры. Он был столь красив (что лишь усилено Изменчивостью), что представители любого пола желали его. После Торнского соглашения Викос разительно изменился.

Теперь Саша обладает чуждой красотой. У него длинные, тонкие и грациозные конечности, но они движутся с силой. Его лицо, идеальное и без изъяна, напоминает работу Микеланджело. Даже профессиональный художник может быть не в состоянии уловить жестокое выражение лица Саши. Множество шрамов, татуировок и пирсинга, которые покрывают его андрогинное тело лишь добавляют Саше таинственной красоты. Он выглядит худощаво, а черные татуировки на его теле являются надрезами на коже, которые могут открываться подобно беззубым ртам младенцев. Навыки Изменчивости Саши позволяют ему говорить и при помощи этих ртов, создавая хор из собственного голоса, что может заставить нервничать противников даже с самой сильной волей. Саша выставляет эти отметины напоказ как трофеи, иногда с нежностью гладя их. Наиболее неотразимой частью внешности Саши являются его глаза. Они смотрят на все с пристальностью патологоанатома. Он никогда не моргает и не отводит взгляда, он просто смотрит.

Советы по отыгрышуПравить

Вы смотрите на людей, как смертные смотрят на золотых рыбок – с отвлеченным интересом. Вы уже решили, как убьете их, и не имеет значения, кто и как из них умрет, вы знаете, где их расположить. Все зависит от того, насколько долго они будут полезными для вас. Вашим разумом владеют чистые и аналитические наблюдения, а не фантазии психопата. В глубине души вы ученый – практичный, дотошный и бесстрашный.

Для молодых шабашитов Саша - ужасный мастер пыток и великий воин. Для самого Викоса Шабаш - оружие, крепостная стена перед ненасытными Допотопными. Каждая вызванная сектой смерть укрепляет положение Меча Каина. Каждый агонизирующий вопль - гвоздь в неживом городе Небес. Потому он знает, какой крик вызывает каждый нерв, сколько крови вытекает из конкретной раны и сколько жира можно забрать из смертного тела прежде, чем жертва умрёт.

Лист персонажаПравить

В XX веке:

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.