ФЭНДОМ


Тео Белл - один из прославленных архонтов Камарильи.

ОписаниеПравить

Архонты являются первой линией обороны Камарильи во время кризиса и те сородичи, кто назначаются на эту должность обычно имеют репутацию жестоких и безжалостных вампиров. И среди нынешних архонтов мало кто внушает своим врагам такой страх как Тео Белл, дитя могучего дона Керро. Служа в качестве архонта, Белл удостаивался личной аудиенции у Внутреннего Круга семь раз, немыслимое достижение в истории секты. Даже военные стаи ведут себя осторожно, когда Белл рядом, и анархи в сотне городов проклинают имя "Кила-Б".

ИсторияПравить

По иронии судьбы этот демон мести происходит из униженных слоев общества и возможно поэтому этот надзиратель Камарильи так хорошо знаком со всяческими раскланиваниями. Он родился в семье рабов на довоенной плантации в зарождающимся штате Миссисипи, и юный Теофилус (как раб он не имел фамилии) работал вместе со своими отцом, матерью и множеством других родственников на хлопковых полях. Работа была тяжелой, а надзиратели жестокими, однако у Теофилуса было счастливое детство, насколько оно может быть счастливым в этих условиях. Его отец, большой и добрый человек, чей смех был похож на далекие раскаты грома, проводил с ним мирные вечера в их небольшой лачуге и предоставлял ему те немногие развлечения, какие мог.

Поэтому для Теофилуса стало тяжелым ударом, когда после того, как ему исполнилось пять, его семью разделили надвое. Около половины его клана, в том числе и отец, остались при прежнем хозяине, а Тео и его остальная семья были проданы на далекую плантацию Белла. Тео был весьма силен для своих лет, и взрослому мужчине пришлось силой отрывать его от ноги отца. По мнению Тео, это был последний раз, когда он плакал и первый, когда рыдал его отец. И это было его последнее воспоминание об отце.

Мать Тео все еще была привлекательной женщиной не смотря на тяжелый труд, а его сестры выросли высокими и крепкими. Это не прошло незамеченным для хозяина Белла, который проводил ночи среди рабов, "накачивая белой кровью" столько родственниц Тео, сколько мог. Разлука с отцом и невозможность помешать насилию над семьей убили что-то в Тео. Он так же вырос сильным и высоким, и был примерно такого же роста и телосложения, как и его отец, но у него не было ни его улыбки, ни его смеха. Мрачный и угрюмый, молодой Тео часто получал плетью от надзирателя, и его пальцы сжимались, когда в своих мечтах он душил хозяина Белла.

Однако у него была еще более сильная мечта, чем убийство, и после того, как его мать умерла от болезни (которой по его мнению ее заразил хозяин) он осуществил ее. Его сестры превратились в послушных рабынь и ему было жаль их, но они только мешали бы ему. "Следуя за пьяной тыквой" Большой Медведицы, Тео ночью сбежал с плантации Белла, убил надсмотрщика, который хотел его остановить, и бежал на север.

Его путь был долгим и опасным, однако он был достаточно изобретателен и даже достаточно силен, чтобы задушить одну из гончих, посланных за ним. Спустя несколько месяцев он очутился в Охио и стал членом Подземки. В течение нескольких следующих лет он делал вылазки на юг и спасал тех рабов, которых считал достойными спасения и вскоре плакаты "живым или мертвым" с его изображением висели по всему Дикси.

Тео так никогда и не нашел своего отца, однако преуспел во многом другом. Однако по мере того, как возрастал его фанатизм, его осторожность падала. В одну из ночей Тео очутился в сосновом лесу. Он был ранен и его едва не схватили после проваленной миссии. Вдали выли собаки, и Тео решил испить из источника, а когда поднял глаза, то увидел скалящегося незнакомца не дальше чем в футе от него. Увидев, что незнакомец был бел и крайне спокоен, Тео в отчаянье бросился на него. К ужасу Тео тот уклонился от его атаки, а затем схватил его хваткой, которая показалась Тео невероятной.

Держа Тео, незнакомец попытался успокоить его. Он не был одним из тех, кто преследовал беглеца. Он не был одним из тех, кто охотился на него и не собирался снова превращать Тео в раба – по крайне мере не в такого, каким он был прежде, добавил он. Незнакомец сказал, что его зовут Дон Керро и что он многие годы наблюдал за действиями Тео. Он впечатлил его как человек и теперь незнакомец собирался превратить его во что-то большее.

Тео почувствовал холодную плоть незнакомца и полузабытые истории старого раба пронзили его мозг. Но их заслонило видение того, как Тео своими руками избивает того, кто мучил его семью. Тео расслабился, Керро улыбнулся, и сделка была заключена. Тео попросил лишь об одном – чтобы ему разрешили вернуться на плантацию Белла.

Тео отверг солнце и обучился дарам своего рода, а так же узнал о его великой жажде. Жажда привела его прямо к поместью Белла. В одну безлунною ночь пробрался в дом хозяина с чувством странного удовлетворения и огромной черной плетью. Он встал перед кроватью, на которой лежал толстый Белл и стал подымать и опускать ее гораздо сильнее, чем мог бы любой смертный, а затем были лишь крики Белла, его выкаченные глаза, стук в голове у Тео, который все нарастал, а затем…

Все стало красным, а затем Тео очнулся и обнаружил, что дом хозяина горит, а он стоит посреди руин, которые когда-то были бараками рабов. Тела людей (некоторые из них были белыми, большинство черными) были разбросанными по земле, их конечности были вывернуты подобно согнутым бурей ивам. Знакомые лица, в том числе и его младший брат и три сестры, были среди покойников. Тео упал на колени, но он был уже мертв и не мог плакать. Он бежал оттуда и решил, что возьмет фамилию своего бывшего хозяина, чтобы она служила ему напоминанием о том, что не смотря на то, что теперь он обладает властью надзирателя, ярмо рабов всегда будет жечь его мертвое сердце.

В течение следующих годов и гражданской войны Дон Керро натаскивал свое дитя, обучая Тео Белла письменности, истории и философии, а также вещам, уникальным для сородичей. Тео показал себя способным учеником и стал воплощением воина-философа, которого хотел в нем видеть старый идеалист, а так же развивал свои дары сородича во время миссий, а позже и во время рейдов на пути снабжения Конфедерации, которые он совершал тщетно пытаясь стереть воспоминания об убитой им семье.

После того, как война окончилась, сир и дитя отправились в тур по Европе, в течение которого весь ночной мир предстал перед глазами птенца. Князья и примогены любили надменно шутить насчет "цветного потомства Керро", так как в Камарилье было довольно мало политически активных черных вампиров, и практически никто из них не был рабом из Нового Света. В любом случае Тео был чем-то выдающимся. Гарпии шептались между собой, как бы это пригласить молчаливого Белла на званный вечер, а некоторые даже пытались вовлечь его в противоестественные кровавые любовные отношения ("это правда, ну то, что рассказывают о витэ негров?"). Тео в свою очередь вскоре был полностью разочарован декадансом и развращенностью европейских элизиумов, которые столь походили на праздные вечеринки хозяина Белла, он также впитывал культуру и обычаи смертных, которые находились вокруг него. Вскоре они стали близки с Керро как сын и отец, и так как Керро был заинтересован в возвышении секты, Тео был рядом с ним, помогая своему сиру нести тяжелый груз его ответственности.

Двадцатый век был бурным как для смертных, так и для сородичей. Вернувшись в Америку, Тео ужаснулся от того, что Реконструкция провалилась, смертные, о которых он заботился, отдалились от него. В Гарлеме во время эпохи джаза Белл и его смертные родичи оказались в центре вторжения Шабаша, и он часто путешествовал в свои старые пристанища на юге, пытаясь сделать то немногое, на что он был способен, чтобы остановить наступление "законов Джека Кроу". В пятидесятых Внутренний Круг искал удобную пешку для внедрения в общество смертных и противостояния анархам, и они назначили Керро юстициарием, зная, что Белл станет архонтом. Белл многое разузнал о политике после своего назначения и многое в ней ему не понравилось, а так же он испытывал немалую симпатию к анархам, однако его чувства не помешали ему исполнять свои обязанности и к девяностым Белл одним из самых уважаемых и устрашающих архонтов в Соединенных Штатах. Когда новый юстициарйи Бруха, Ярослав Пашек, получил свое назначение, Тео также был снова назначен на свою должность даже не смотря на то, что эти два сородича презирали друг друга.

В эти ночи Тео Белл может оказаться краеугольным камнем осажденной Камарильи. Он путешествовал гораздо больше, чем многие сородичи, и знает большинство городов в Европе и Соединенных Штатах и даже оборотни иногда оставляют его в покое. В течение многих лет Белл присматривал за всеми членами своей смертной семьи, за которыми мог, наблюдая за ними издалека и иногда помогая им. В результате у него гораздо больше связей в мире под солнцем, чем у большинство сородичей его возраста, и это помогает ему исполнять свои обязанности. Внутренний Круг верит, что знание Тео касательно Нью-Йорка, в особенности Гарлема, будут особенно важны в искоренении Шабаша на Манхеттене.

После того, как Нью-Йорк был вырван из когтей Шабаша и стал доменом Камарильи, Тео появлялся в городе лишь изредка, для выполнения своей работы архонта, и даже эти краткие визиты причиняют ему дискомфорт. Он чувствует, что потенциал Нью-Йорка будет истрачен на неизбежные удары друг другу в спину и прочие общеизвестные приёмы "дипломатии" сородичей. Посещая Нью-Йорк, он с тоской вспоминает само сражение за него, когда город представлялся отличной новой возможностью. Сейчас, пока кандидаты в князья ведут торговлю услугами и заключают бессмысленные альянсы, Тео охотится за Шабашем, когда у него остаётся на это время. Вопреки собственному нежеланию он стал частью местной структуры власти. Если повезёт, из праха города восстанет молодой князь-мечтатель. Впрочем, куда более вероятно, что Тео придётся оказывать помощь очередному тирану, одержимому манией величия. Что ж, надо подождать, пока Нью-Йорк не придёт в себя – тогда Тео сможет покинуть его, не опасаясь за его будущее.

Внешний видПравить

Белл высокий, черный и симпатичный и у него броская, хоть и угрожающая, наружность. Шрамы на его спине и плечах, "подарок" от плети надсмотрщика – это единственное, что напоминает о его происхождении раба. Тео обычно носит хорошо выбритые усы (и иногда бороду) и одинаково одевается что в мирное, что в военное время. Бейсболка Янки Нью-Йорка, полицейские зеркальные солнечные очки и дробовик, заряженный "Дыханием дракона" стали отличительными чертами Белла, анархи и Шабаш узнают его по этим приметам и боятся его. Иногда в качестве ироничной шутки над своим не-живым состоянием Белл вдевает пластиковое кольцо "Брис-Райт" себе в нос, в особенности когда находится на военной миссии.

Советы по отыгрышуПравить

Внешне вы стоик, лишенная эмоций авторитетная фигура, вежливый со всеми и ни привязанный ни к кому. Разумеется, это лишь маска, которая скрывает еженощно одолевающую вас нерешительность. Вы видите, как хозяева Камарильи наблюдают за своими смертными плантациями, обрушивают свои плети на правительства и средства информации, чтобы управлять смертными, и это пробуждает в вас гнев. Однако вы также не сможете смириться с капризной недальновидностью анархов и слишком близко знакомы с Шабашем, чтобы питать какие-то романтические иллюзии касательно его целей. Так же вы не можете стать отшельником, так как это навлечет позор на голову единственного отца, которого вы знали: Становление – вещь непростая, однако Керро избавил вас от вашей беспомощности, и поэтому вы связаны с ним на всю не-жизнь. Поэтому возможно не смотря на ваши силу и возраст вы навсегда останетесь рабом. Вы считаете, что должны быть "хорошим" пока не решите, как вам освободится раз и навсегда.

Частично этот груз уникального рабства связан с власть имущими – и с теми, кто станет таковыми. Вы считаете своим долгом поддержать наилучшего из возможных претендентов на ранг князя – который едва ли опустится до уровня всех этих эгоистичных негодяев, требующих титул себе.

Лист персонажаПравить

ИсточникиПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.