ФЭНДОМ


  • Faustians.
SymbolFactionFaustian

Фаустианцы оценили возможности человеческой веры и решили, что у детей Адама, запертых в этом однообразном мире, есть сила, сходная с силой Бога. Разумеется, эта сила очень невелика, но каждый родившийся ребенок несет в себе искру священного огня. Стоит только собрать в одном месте много таких искр – и разгоревшийся костер достигнет солнца.

Фаустианцы считают, что со времен Эдема качество людей сильно ухудшилось – подобно ворчливым дедушкам, они убеждены, что люди сегодня слабее, глупее, наглее, ленивее... совсем не такие, как в их время. Но в то же время совокупная способность человечества определять окружающую их реальность сейчас, когда землю населяют миллиарды человек, куда сильнее, чем была в то время, когда человечество насчитывало несколько миллионов. И при этом огромную часть своей силы люди используют для того, чтобы подавлять себя! Сильнее всего они верят в доказательства – в то, чему не требуется веры, чтобы быть правдой. Соответственно, чем сильнее они хватаются за этот мир, тем больше возникает ограничений, превращающих реальность в набор отдельных примеров и событий. Такой путь развития может привести к тому, что вера полностью исчезнет, оставив людям холодный, механизированный мир абсолютной уверенности.

Хотя в таком мире не будет места Богу, в нем не смогут ужиться и демоны, поэтому Фаустианцев такой вариант не устраивает.

Как поняли падшие, человечество сейчас подобно оставленному без присмотра костру: все доступное топливо скоро перегорит, и костер потухнет. Философия Фаустианцев построена на желании собирать и использовать эту силу – иными словами, следить за горением, подбрасывать хворост и создавать приспособления, который смогут вывести скрытую божественную энергию человечества наружу. Разумеется, это все подразумевает правильное и умелое руководство, но, в конце концов, именно человеческая вера дает надежду на полное освобождение мира от Бога.

КонкурентыПравить

Фаустианцы на удивление терпимо относятся к Миротворцам. В самом деле, Миротворцы упорно цепляются за глупую надежду примириться с Всемогущим, но если им удастся преодолеть их юношеский оптимизм, они смогут выбрать и более достойные (с точки зрения Фаустианцев) цели.

К Люциферианам сохраняется примерно такое же отношение. Возможно, они выбрали не тот способ борьбы с Небесами, но они по крайней мере знают, куда идут.

Стремление Фаустианцев организовать восстание людей против Бога (ну, или поработить человечество и самим продолжить восстание – это уж зависит от конкретного Фаустианца) прямо противоречит желанию Жаждущих все разрушить и всех убить. Поэтому они стараются убедить Жаждущих отказаться от бессмысленного гнева. Если этого не удается, на Жаждущих натравливают своих человеческих сторонников.

Противостояние со Скрытными протекает более незаметно. Фаустианцы уверены, что уж они-то все просчитали, поэтому любознательные вопрошатели для них представляют некоторую опасность: они могут поколебать решимость демонов продолжить строительство будущего. Еще хуже то, что они могут посеять семена сомнений в сердцах смертных последователей. Хотя Фаустианцы презирают Жаждущих за склонность к хаосу и разрушениям, противостояние со Скрытными беспокоит и раздражает их куда больше, ведь те плохо поддаются убеждению. Для верного Фаустианца не вовремя заданный вопрос хуже, чем приставленный к горлу коготь Жаждущего.

ДомаПравить

Грандиозность замыслов Фаустианцев привлекает многих амбициозных демонов. Наличие людей, готовых выполнить за демона грязную работу, сокращает это количество до числа тех, кто чувствует себя вполне комфортно, разрешая другим работать за себя. Философия Фаустианцев прекрасно подходит тем, кто удовлетворяет обоим условиям.

Дьяволы, некогда передававшие повеления всем существам во Вселенной, привыкли, что их словам подчиняются, а поскольку они являются Первым Домом, они могут претендовать на лучшее будущее. Осквернители тоже возлагают немалые надежды на совокупную силу человечества, к тому же им нравится будить в человеке стремление к обожествлению. Хватает среди Фаустианцев и Преступников. Их привлекает не столько грандиозность планов, сколько их прагматизм. У Фаустианцев есть определенный план, если цели, которые вполне можно достигнуть. Потрясающие способности Преступников манипулировать людьми и соблазнять их прекрасно соответствуют стремлениям фракции.

Зато члены Второго Дома практически никогда не становятся Фаустианцами. Кнуты прекрасно знакомы с хрупкой, несовершенной и неустойчивой натурой людей. Включать в цепь столь слабые звенья для них значит обречь все дело на провал.

РуководствоПравить

ЦелиПравить

В целом Фаустианцы поддерживают мир во всем мире и выступают против контрацепции – просто потому, что им нужно много людей, а вовсе не из-за каких-то высоких принципов.

Фаустианцы наводнили Рим и Иерусалим, надеясь найти там множество верующих людей, чью веру можно собрать и использовать. Но основной их аванпост находится в США (Фаустианцы понимают, что в настоящий момент США – самая мощная держава мира, способная навязывать свою волю всем остальным). Церковь Научного Спиритуализма, возглавляемая Бельфигором, выкупила кусок пустыни во Флагстаффе, Аризона. Здесь, в десятках миль от населенных пунктов, они хотят с нуля создать новый город, в котором будут селиться "правильные" люди.

Наблюдательные демоны подозревают, что близость этого места к кратеру, оставленному гигантским метеором, не случайна. В самом начале Войны Гнева падшим удалось одержать значительную победу, уничтожив Вейовиса, ангела Небесного Свода. Можно предположить, что "метеор" на дне кратера – это ни что иное, как древние останки Вейовиса.

ИсточникПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.