ФЭНДОМ


Хаккон - скандинавский Гангрел, обитавший в Иерусалиме.

ИсторияПравить

Прошло совсем немного времени после наступления X века н.э., и случилось так, что один мужчина и одна женщина полюбили друг друга. Мужчину звали Хаккон Арнульфсон, а женщину – Торхалла. Хаккон был удачливым грабителем, сыном мелкого царька, Торхалла же была валькирией, одной из потомства Мафусаила клана Гангрел, известного как Всевышний. Встретились эти двое в самый разгар лета в городе Тронхейм.

Хаккон набирал в Тронде людей, чтобы построить корабль и следующей весной отправиться грабить побережья к югу. Торхалла в своей сияющей кольчуге явилась, чтобы лицезреть хольмганг (поединок двух викингов, нередко служивший формой узаконенного разбоя, так как при вызовах боевой опыт соперников не учитывался. При этом отказавшийся от поединка становился изгоем. Причинение смерти на хольмганге не считалось убийством), в котором участвовал другой знаменитый воин, Ульф Гриммсон. Если бы он храбро сражался или даже победил, он бы принес клятву на крови и был взят в чертог Всевышнего в Уппсале, чтобы служить ему в качестве одного из эйнхериев (в скандинавской мифологии лучшие из воинов, павшие в битве и попавшие в чертоги Вальгаллы). Увы, к моменту прибытия Хаккона на место поединка более именитые бойцы уже сразились друг с другом, а Ульф Гриммсон умер, хныкая, как дитя и на коленях вымаливая пощаду. Хаккон и Торхалла встретились, бесцельно слоняясь в окрестностях Тронхейма поздним вечером. Проведя вместе несколько последующих ночей, они влюбились друг в друга, и Торхалла поведала Хаккону о своей не-живой сущности, рассказала о своем служении Всевышнему и о том, с чем бы ему пришлось смириться, чтобы быть с ней.

После того, как Хаккон принял Обращение Торхаллы, они развлекались друг с другом до конца лета, пока другие валькирии не пришли за ней. Торхалла велела Хаккону бежать на юг, поскольку Всевышний неизбежно узнал бы о его Объятии. Молодой воин к тому времени уже освоил искусство превращения в волка и в этом обличье бежал сначала на восток, а потом на юг, остерегаясь оборотней и других каинитов. Он отправился сначала в Византию, где его родственник служил в варяжской страже (Отборное воинское формирование в Византии (X – XIV вв.), набиравшееся из норвежских и англосаксонских наёмников. В мирное время исполняли роль дворцовой стражи, отличались выучкой, верностью и дисциплиной). Однако, прибыв в империю, он обнаружил, что родич заключен в темницу, а город прямо-таки кишит каинитами. Учитывая их законы и извращенность родословных, все, что оставалось храбрецу в их мире – это безвестно пасть в чужой войне, не обретя ни славы, ни богатства.

Итак, Хаккон отправился дальше на юг, в земли темнолицых мусульман. В своих скитаниях он дошел до самой Александрии, а затем повернул назад, к Иерусалиму, поскольку посвящал свой меч и силу тем, кто мог уплатить сильному и яростному в бою наемнику. За годы он сражался во многих битвах на стороне множества разных группировок. Его когти раздирали до крови тела Ассамитов, когда те дрались с Сетитами, и Сетитов, когда те бились с Бруха-Фатимидами. При последней смене властителей региона Хаккон решил, что ему стоит переселиться севернее.

Несколько лет после бегства из Египта Хаккон провел в безделье. К тому времени, как на Святую землю прибыл Первый крестовый поход, он уже некоторое время обитал в собственном "поместье" за стенами Иерусалима в компании нескольких северян из своего стада. Обладая светлой кожей и зная христианский закон, он и его люди смогли присоединиться к прибывшим из Европы захватчикам в качестве наемников. Они участвовали в разграблении города, но весьма мудро поступили, уйдя из него в Неделю безумия; карманы их распухли от золота, а репутация среди крестоносцев стала заслуженно высокой.

В последующие десятилетия Хаккон со своим отрядом существовали безбедно. Его воины и гули служат охраной богатеям, и у всех хватает монет на кусок мяса и бутылку вина каждую ночь. Для остальных Гангрел Хаккон – нечто вроде культурной аномалии, но для мусульман он не более чем очередной безумный франж, а латинские короли считают его еще одной деталью сюрреалистичного пейзажа земли сарацин. После возвращения Иерусалима в руки мусульман Хаккон и его люди превратились в охранников, сопровождающих богатых паломников. Они предпочитают поддерживать связь с миром смертных и при этом воздерживаться от основных течений политики каинитов Иерусалима.

Не так давно, однако, Хаккон узнал от шведского торговца о сожжении города Уппсала. С этого времени он отчаянно ловит всевозможные слухи. Весть о падении Всевышнего воскресила в Хакконе желание вернуться домой, увидеть родные земли и отыскать свою любовь, Торхаллу. Его гули, разумеется, пылают равным энтузиазмом – а как может быть иначе?

За последний год Хаккон со своим отрядом трудился едва ли не вдвое усерднее, чем обычно (то есть, отрабатывая на совесть все ночи напролет), чтобы собрать деньги, нанять корабль и запастись провизией для путешествия на север. Любой каинит, сообщивший Хаккону сведения о Великих Северных землях, а в особенности что-нибудь о Всевышнем и валькириях, заслужит его вечную благодарность и дружбу. Если же кто-то попытается убедить его в том, что времена изменились, и на севере для Хаккона больше нет места, того Гангрел окинет презрительным взглядом и обзовет трусливой бабой.

ВнешностьПравить

Хаккон широк в плечах, имеет мужественное лицо и ярко-рыжие волосы – они достались ему от матери, пленницы родом из Ирландии. На его коже нет следов оспы, а широкая улыбка открывает ровные зубы, что делает его довольно привлекательным мужчиной. Тело его, однако, покрыто шрамами. Его слабый загар и свойственная вампирам бледность вместе придают ему вид человека, оправляющегося от долгой болезни.

Подсказки для отыгрышаПравить

Хаккон – истинный воин Севера, настоящий мужчина. Он не боится ничего и никого. Он берет то, что желает, говорит то, что считает нужным и делает, что хочет, какой бы наглостью это ни было. С другой стороны, Хаккон вовсе не глуп. Он знает разницу между осторожностью и страхом. Его бесстрашие основано на понимании того, что в плохих условиях все противники равны. Хаккон верен своим людям, импульсивен, как подросток, и уважает только лишь грубую силу. При этом он хитер, удачлив и поистине суров, чем и объясняется его столь долгая не-жизнь.

УбежищеПравить

Хаккон обитает в традиционном скандинавском медовом зале, адаптированном к климату Ближнего Востока. Строение длинное, узкое и низкое, с лавками вдоль стен; каждая секция стены закреплена на стойках не гвоздями или штифтами, а подпорками, что позволяет при желании убирать стенные щиты, превращая дом в подобие открытой беседки. Крыша покрыта черепицей, а стены обшиты грифельной плиткой во избежание пожара. Съемные стены, по большей части, призваны защитить хозяев от старой тактики сжигания домов.

СекретыПравить

Хаккон не знает каких-либо тайн, если они не касаются его лично. Он не встречался с доброй половиной каинитов города и даже не слышал о существовании Мандалая или Канис. О нем самом, однако, знает Бруха по имени Азиф, который прикидывает возможность использования отряда Хаккона в качестве грубой силы, если его положение в борьбе с Бонифацием или Этерией осложнится.

ВлияниеПравить

Хаккон возглавляет отряд сильных мужчин, которые знакомы с влиятельными смертными в регионе, поскольку служат (или служили) их телохранителями. Поскольку никто не станет оказывать ему услуг добровольно, Хаккон сведущ в искусстве подкупа и вымогательства. Каиниты, имеющие непосредственное влияние на регион, смогут с легкостью остановить Хаккона, но он точно знает, в какой момент следует распустить завязки кошеля, чтобы получить желаемое. Кроме того, Хаккону удалось скопить огромное богатство, и он весьма скуп.

СудьбаПравить

Хаккон со своим отрядом успешно доберется до Великих Северных земель, где они присоединятся к местному сообществу варгов. После нескольких десятков лет безуспешных поисков своей возлюбленной Торхаллы Хаккон впадет в торпор, в котором и находится до наших дней, пока пробуждение валькирий не нарушит его дремоту.

Источник Править

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.