ФЭНДОМ


Эйслинг Старбридж - верховный регент Капеллы Пяти Районов в Нью-Йорке.

Описание Править

Когда Тремеры ищут пример «отличной карьеры», они указывают на Эйслинг Стербридж. Эта сильная чародейка быстро, как метеор, выросла до своего положения и поддерживала интересы Тремеров и Камарильи, одновременно накладывая свой неповторимый отпечаток на решение проблем. Перед тем, как обосноваться в Нью-Йорке, Эйслинг действовала примерно столетие как свободная личность, а затем заменила бывшего Регента после того, как Шабаш скормил его рыбам залива Шипсхед.

Когда Камарилья наконец предприняла шаги по распространению своего влияния в Нью-Йорке, Эйслинг стала руководить делами Тремеров из прочно защищенной Капеллы. Как лидеру военного времени, ей была предоставлена огромная свобода действий, что позволяло ей самой выбирать помощников и тактику. Некоторые толкователи замечали с ухмылкой, что такая должность смахивала в то время на изгнание — быть засунутой незамеченной в гетто в разгар войны, когда уничтожение было вполне вероятным итогом, — но Эйслинг искусно перевернула ситуацию. Ее чародейская удаль позволила создать мощную магическую защиту и маскировку Капеллы, а мягкость иерархии военного времени дало ей возможность вести более либеральную политику. Поскольку ее работа давала результаты — опыт пребывания в Восточной Европе сделал ее знакомой с Цимисхами, и она методично искореняла и противостояла влиянию Шабаша в городе, — Эйслинг не только была оставлена на должности, но и стала получателем многих хороших отзывов, когда Камарилья наконец стала главенствующей сектой Нью-Йорка.

Как дитя рубежа веков, Эйслинг обходит многие из ловушек старого тремерского мышления. Она не колеблется при создании союзов вне Клана, ценит умения помимо Тауматургии и обходится с людьми справедливо и честно в ожидании, что они в будущем так же отнесутся к ней. Если прочие Регенты заботятся о «благе Клана», Эйслинг следит за тем, что может решить ее собственные неотложные проблемы, даже если это означает последствия для иерархии. Она дает повышения за дар, а не в силу кумовства, и помечает другого Тремера как личность, с которой она и ее Капелла не будет иметь дела, если он окажется предателем или двуличным по отношению к ней. Таким образом она старается оставаться движущей силой процветания Тремеров, но и соблюдает самые важные правила; в некоторых кругах тихо удивятся, если она не получит Лордство над большинством близлежащих северо-восточных территорий.

ПредысторияПравить

Эйслинг родилась в северной части Нью-Йорка в 1890 году; её отец был банкиром. Мать Эйслинг умерла, когда девочке было всего два года, и отец предпочёл позволить дочери шалить напропалую вместе с братьями и не стал продолжать робкие попытки своей покойной жены как-то воспитать её. Оказавшись на долгое время предоставленной самой себе, Эйслинг увлеклась мистикой (ведь её с младых ногтей растили в традициях католической веры) и изучала всё, что считала нужным, лишь бы узнать побольше. Она самостоятельно выучила латынь и греческий, чтобы читать книги по оккультизму из церковной библиотеки, которые по её просьбе приносил домой старший брат. Она не только читала, но также участвовала в спиритических сеансах и переписывалась со многими оккультистами, многие из которых не догадывались, что общаются с девочкой-подростком. Когда до родственников её матери дошли слухи о том, что Эйслинг приняла приглашение в какое-то "Общество Просветлённых", – или что-то ещё в том же духе, – они возмутились и хором приказали девушке закончить школу. Но вместо этого Эйслинг воспользовалась деньгами из своего трастового фонда и покинула викторианскую Америку ради декадентствующего Лондона.

В Лондоне рубежа веков Эйслинг стала вхожа в оккультные круги, и её обширные познания привлекли внимание многих мистиков, включая Алистера Кроули. Её гениальность заметил и кое-кто ещё – будущий сир Эйслинг, Люсьен де Мопассан, встретился с ней в спиритическом клубе, и между ними возникли тесные доверительные отношения. В 1910 году Кроули, которого, возможно, раздражало, что девушка, которая была настолько младше него, но при этом настолько лучше разбиралась в герметических премудростях и привлекала намного больше внимания своей учёностью, потребовал, чтобы Эйслинг стала его новой Багряной Женой. По сути, он хотел, чтобы она согласилась с ним переспать против своей воли. Люсьен, уже рассматривавший Эйслинг в качестве потенциального дитя, увёз её из Лондона, прочь от Кроули; вдвоём они отправились в путешествие по Европе и Ближнему Востоку, в ходе которого Мопассан втайне проверял, пригодна ли девушка к Объятьям в клане Тремер. Удовлетворившись тем, что увидел, он привёз её в Вену – чтобы подарить Объятья и представить соклановцам.

В течение следующих трёх десятилетий дитя и сир работали свободными агентами, помогая капеллам обмениваться сообщениями, основывать библиотеки и проводя расследования по поручениям Совета Семи. Вторая мировая надолго разделила их – Эйслинг в это время следила за порядком в капеллах Нюрнберга, Варшавы, Кракова и Дрездена. Её высокопоставленные друзья часто не понимали, что с ней делать: она не одобряла ту поддержку, которую Тремеры оказывали нацистскому режиму, и это было невыносимо для них, но в то же время она безукоризненно выполнила миссию по сохранению сокровищ капелл, расположенных в зоне военных действий, во время авианалётов Союзников.

В 1948 году её сир и давний соратник внезапно пропал, выполняя задание, предположительно порученное ему Советом Семи. Если верить некоторым слухам, ходящим на вершине Пирамиды, сама Меерлинда направила талантливую неонатку в Америку, надеясь, что это несколько развеет её печаль. Комментарии Эйслинг относительно слушаний по делу МакКарти и "Эры Водолея" известны как ключевые исследования того времени как внутри клана, так и вне его. Она уверена, что узнает или услышит о гибели своего сира, однако даже сейчас продолжает искать хоть какую-то информацию о нём.

Последним городом, в котором задержалась Эйслинг, была Атланта, где она служила помощницей регента, пока её внезапно не вызвали в Нью-Йорк. Её назначили на ту должность, которую она занимает ныне, после того, как кто-то развеял прах её предшественника над Шипсхед-Бэй. Благодаря своей репутации и со всеобщего согласия Эйслинг была возведена в регенты в ноябре 1996 года.

Вследствие ряда причин Эйслинг превосходно приспособлена к работе в Нью-Йорке. Время, проведённое ею в Восточной Европе, хорошее знание венгерского и обширные познания во всём, что касается Цимисхов, делают её отличным оружием против Извергов. В годы Второй мировой Эйслинг доказала, что обладает находчивостью и знает, как позаботиться о себе в военное время. Она достаточно молода, чтобы высшие эшелоны могли ею пожертвовать, и достаточно стара, чтобы к её рангу и опыту относились всерьёз. В отличие от большинства своих современников, она не презирает Шабаш бездумно – у неё свои счёты к этой секте, и она точно знает, за какие преступления мстит ей. Она согласна со старой пословицей, согласно которой тот, кто ненавидит своих врагов без причины, сам становится похожим на них, и тщательно следит за тем, чтобы не вести себя подобным образом.

Недавно кое-кто из вышестоящих стал поглядывать на Старбридж с подозрением. Она один из самых популярных и быстро набирающих силу регентов, и у неё много высокопоставленных друзей внутри и вне клана. Она без особых раздумий заключает соглашения с другими сородичами, пренебрегая традиционной для Тремеров замкнутостью. Эйслинг внесла личный вклад в битву за Нью-Йорк – благодаря тауматургической поддержке физических атак других кланов были совершены несколько важных убийств и захватов в плен. Более того, ей удалось всё это время избегать полных уз крови с Советом Семи, и кое-кто опасается, что длительная работа в качестве свободного агента серьёзно ослабила ту связь с кланом, которая возникла после её Объятий.

Так или иначе, кое-кто из тех, кто неодобрительно смотрит на успехи Старбридж, принадлежат к высшим слоям среди Тремеров. По мнению некоторых представителей "старой гвардии", Эйслинг – использованный инструмент, и её нежелание претендовать на титул князя тому свидетельство. Хотя у Тремеров есть ещё один сильный кандидат, сам факт того, что Эйслинг пренебрегает самым лакомым куском, вызывает у некоторых старейшин беспокойство. Другие считают, что её готовность к сотрудничеству с другими кланами говорит о равнодушии к делу Тремеров. Одно лишь известно точно: в грядущие ночи верность Эйслинг родному клану будет проверяться на прочность – как при помощи интриг внутри Капеллы Пяти Районов, так и с использованием постороннего влияния; Тремеры могут показать всем пример того, что может случиться с чересчур самостоятельным регентом.

ВнешностьПравить

Эйслинг часто выглядит менее женственной, чем на самом деле – особенно когда она на заданиях. Она предпочитает строгие костюмы, когда готовится к деловым встречам, и простую удобную одежду, когда работает в капелле. Выходя из убежища, она обычно надевает перчатки, скрывая антикварное золотое кольцо с выгравированным на нём словом "Вера", которое она носит на безымянном пальце левой руки. Эйслинг зачёсывает тёмно-русые волосы назад и время от времени надевает очки.

ОтыгрышПравить

Ничего не принимайте на веру. Вы доверяете другим, но лишь до определённой степени, и обладаете пытливым умом, ничего не принимающим как должное – даже ту "правду", которую вам внушают вышестоящие. Вы трудитесь над решением поставленных перед вами задач до тех пор, пока сами не оказываетесь удовлетворены результатом, что бы для этого ни потребовалось. Вы выносите какой-то опыт из каждого задания, которое выполняете, – информацию, союз с кем-то из другого клана, обычные знания. Вам хорошо известно, что те, кто не одобряет ваши методы, следят за вами, и вы всегда готовы оправдать себя. Любая преграда на вашем пути служит для того, чтобы преодолеть или обойти её, но ни одна из них вас не остановит. И вы ищете любую информацию о Люсьене.

Лист персонажаПравить

ИсточникПравить

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.